Принцип о праве на жизнь статья конституции

Статья 24 Конституции РФ

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Комментарий к Статье 24 Конституции РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи 24 придает особое значение защите информации о частной жизни лица, поскольку любое несанкционированное информационное вмешательство в сферу частных отношений не только умаляет достоинство личности (ч. 1 ст. 21 Конституции), делая ее объектом внешнего манипулирования, но и представляет реальную угрозу праву на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 25 Конституции), иным правам и свободам, связанным с самоопределением личности (ст. 26, 28-30 и др.).

Характерно, что само понимание и развитие права на информационную защиту частной жизни было обострено примерами тоталитарных режимов ХХ в. с их стремлением к всеобщему наблюдению и тотальному контролю за личностью, наиболее провидчески описанному в известном романе Дж. Оруэлла «1984 год». Не менее актуальна эта проблема и в настоящее время в связи с изобретением и развитием технических средств наблюдения, которые позволяют без труда анонимно вторгаться в частную жизнь, с распространением электронно-компьютерных систем и информационных сетей, способных накапливать, хранить и использовать неограниченные базы индивидуальных данных и не дающих абсолютных гарантий их сохранности, с повышением чисто коммерческой ценности любой информации, в том числе информации о частной жизни.

Право на частную жизнь, в том числе на информационное невмешательство в нее, основывается на идее самоопределения и автономности личности, свободе индивида в приватной, интимной сфере его жизни от внешнего контроля со стороны государства и общества. Это сфера, куда не должна проникать правовая регламентация, но граница которой должна быть защищена законом. И хотя границу эту определить чрезвычайно трудно, она должна толковаться максимально широко в пользу личных прав.

В американской конституционной практике право на неприкосновенность частной жизни (прайвеси), иногда определяемое как «право быть оставленным в покое», первоначально возникло как потребность в защите от так называемой желтой прессы и в дальнейшем стало трактоваться весьма широко, включая защиту от произвольного вмешательства власти в частные отношения. Немецкая правовая доктрина сформулировала по этому поводу идею информационного суверенитета личности. Практика толкования Европейским Судом по правам человека ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей право на неприкосновенность частной жизни, пошла по пути признания в этой норме весьма широкого объема правомочий, образующих «хартию личной независимости», подводя под понятие «частная жизнь» практически неограниченный круг отношений.*(247)

Американский ученый А. Вестин в книге «Приватность и свобода» сформулировал четыре формы приватности: «уединение», исходящее из потребности быть избавленным от наблюдения посторонних; «интимность», предполагающая замкнутость и добровольность общения; «сдержанность» как форма соблюдения психологического барьера с окружающими»; «анонимность» как стремление остаться неузнанным в общественном месте.*(248) Таким образом, частная, приватная сторона жизни покоится на естественных человеческих потребностях и интересах, противостоящих публичному вмешательству и контролю. Человек вправе контролировать свою личную жизнь и ограничивать доступ к ней кого бы то ни было.

Действующий в настоящее время Закон об информации, информационных технологиях и защите информации определяет информацию как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их предоставления. Конфиденциальность информации определяется как обязательное требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя (ст. 2). Очевидно, что всякие сведения о частной жизни лица обладают конфиденциальным характером, однако определить их перечень в законе было бы затруднительно и вряд ли целесообразно, поскольку это неминуемо сужало бы понятие частной жизни и объем гарантий ее защиты. Бесспорно, что право на неприкосновенность частной жизни связано с целым рядом других основных прав и свобод, определяющих индивидуальность и автономию человеческой личности. Во всяком случае к конфиденциальной информации о частной жизни следует отнести сведения о расовом, национальном и социальном происхождении лица, данные о его духовном мире, об отношении к религии, о взглядах, мнениях и убеждениях, о морально-значимом поведении, данные о неофициальном общении и межличностных связях, семейных и интимных отношениях, сведения о принадлежности его к общественным объединениям, о здоровье, имуществе, доходах, о профессиональной деятельности, иные факты его биографии и жизни, которые он не считает возможным опубликовать. Лишь само лицо вправе определять, какие именно сведения имеют отношение к его частной жизни и какова степень чувствительности для него той информации о ней, раскрытие которой повлечет для него душевную боль или моральный ущерб.

Между тем существует другая проблема. Множество государственных и муниципальных органов, юридических и физических лиц в силу своей компетенции или характера и целей деятельности накапливают у себя, хранят и используют данные, в том числе в виде компьютерных баз и информационных систем, которые содержат сведения, относящиеся к частной жизни граждан, а в определенных случаях обязывают их предоставлять им информацию такого рода. Это прежде всего правоохранительные органы, органы специального учета и регистрации, налоговые службы, медицинские пенсионные учреждения, работодатели службы бытовых услуг, банковские, страховые, маркетинговые и иные коммерческие организации и службы и т.д.

Информация подобного рода может составлять содержание государственной, налоговой, врачебной, коммерческой, служебной, личной или семейной тайны. Специалисты насчитывают более 20 видов конфиденциальной информации, регулируемой сотнями законов и иных нормативных актов.*(249) С точки зрения требований ч. 1 ст. 24 Конституции РФ наиболее уязвимой является такая информация, по которой можно персонифицировать отдельную личность и которая находится вне пределов постоянного контроля данного лица. Законодательство РФ выделяет информацию такого рода в отдельную категорию персональные данные, которая хотя и пересекается с формулой «информация о частной жизни», но не вполне идентична ей.

Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» относит к персональным данным любую информацию, относящуюся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе фамилию, имя, отчество, год, месяц, дату и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессию, доходы, другую информацию (ст. 3). Отдельно Закон выделяет биометрические персональные данные (ст. 11). Указанный Закон регулирует порядок обработки (сбора, систематизации, накопления, хранения, использования и распространения) персональных данных, в том числе с использованием средств автоматизации, для всех операторов, включая органы государственной власти и местного самоуправления, юридических и физических лиц.

Принципы и условия обработки персональных данных соответствуют основным требованиям международных актов — Конвенции «О защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных», принятой в 1981 г. Советом Европы, а также рекомендациями Комитета Министров государств — членов Совета Европы 1986 и 1987 г., касающихся использования и защиты персональных данных. Так, персональная информация относится к категории конфиденциальной и не может распространяться без согласия субъекта. Обработка персональных данных допускается только с согласия субъектов персональных данных, за исключением случаев, перечисленных в законе. Сбор персональных данных должен осуществляться законным и добросовестным образом, исключительно в соответствии с определенными и заявленными целями и законными полномочиями оператора. Сведения должны носить точный и достоверный характер и не превышать необходимого для данных целей объема и срока хранения (ст. 6, 7).

Закон особо оговаривает недопустимость обработки специальных категорий персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни. Хотя и здесь предусмотрены определенные исключения (ст. 10). Одним из условий автоматизированной обработки персональных данных является то, что такая обработка сама по себе не может порождать юридические последствия в отношении субъекта этих данных (ч. 1 ст. 16).

Субъект персональных данных при определенных условиях имеет право доступа к своим персональным данным, право на получение сведений об их содержании, источнике получения и иных лицах, имеющих доступ к его данным от оператора, о целях и способах обработки данных, право требовать их уточнения, блокирования или уничтожения. Он также дает письменное согласие на включение своих персональных данных в общедоступные источники (справочники, адресные книги и т.п.) (ст. 8, 14-17).

Закон налагает на оператора обязанность принимать необходимые организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения, а также от иных неправомерных действий. Контроль и надзор за обработкой персональных данных возлагается также на федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере информационных технологий и связи (ст. 23).

Следует отметить, что конфиденциальность и защита персональных данных и информации о частной жизни предусматривается и целым рядом других федеральных законов: гл. 14 ТК, ст. 61, 68 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, ст. 9 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ст. 139 СК, ст. 41 Закона о СМИ, ст. 3 Закона свободе совести и о религиозных объединениях, ст. 53 Федерального закона «О связи», ст. 16 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 08.04.2008) и т.д.

За нарушение требований по обеспечению безопасности персональных данных и конфиденциальности информации о частной жизни лица законодательство предусматривает гражданскую, административную (ст. 13.11 КоАП и др.), дисциплинарную и иную ответственность. Наиболее опасные посягательства в этой сфере влекут ответственность по УК: за нарушение неприкосновенности частной жизни, включая незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица без его согласия (ст. 137), нарушение тайны связи (ст. 135), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183), неправомерный доступ к компьютерной информации и иные преступления в этой сфере (ст. 272-274).

Вместе с тем тогда, когда это представляет собой необходимую в демократическом обществе меру, направленную на защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства, федеральным законом в силу ч. 3 ст. 55 Конституции могут быть предусмотрены определенные ограничения права каждого на защиту информации о его частной жизни, которые не могут посягать при этом на существо конституционного права.

Так, Федеральный закон «О персональных данных» делает исключение из общего требования о согласии субъектов на обработку их персональных данных для случаев, когда обработка персональных данных осуществляется на основании федерального закона, устанавливающего ее цель, условия получения и круг субъектов персональных данных, а также определяет полномочия оператора. Кроме того, предусмотрен ряд случаев, когда это оправдано публичными интересами или интересами самого субъекта (ст. 6, 10). Исключения, в частности, допускаются, когда обработка персональных данных необходима в связи с осуществлением правосудия или осуществляется в соответствии с законодательством о безопасности, об оперативно-розыскной деятельности, в соответствии с уголовно-процессуальным или уголовно-исполнительным законодательством (ст. 10, 11, 14 и др.).

При этом, однако, всеми государственными органами и должностными лицами должны соблюдаться указанные выше общие принципы сбора и обработки информации о частной жизни граждан, включая законность целей и полномочий, добросовестность, достоверность, достаточность соответствующих сведений и т.п., а у граждан должна оставаться возможность контроля за такой информацией и судебной защиты своих прав.

Наиболее уязвимой с этой точки зрения представляется сфера оперативно-розыскной деятельности, которой в настоящее время занимается значительное количество специальных служб, а способы их деятельности сами по себе предполагают конспиративный, негласный, тайный характер, включая сбор информации о частной жизни. Практика и ряд исследований отмечают при этом недопустимую неопределенность и размытость правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, отсутствие законной процедуры, неадекватно широкое усмотрение спецслужб в определении своих полномочий, неэффективность контроля и судебной защиты от возможного произвола, что существенно снижает уровень гарантий неприкосновенности частной жизни.*(250)

Следует отметить, что право на конфиденциальность частной жизни в определенных случаях может вступать в конфликт с правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Речь идет о государственных и общественных деятелях, известных личностях и популярных персонах, представляющих общественный интерес. Судебная практика, в том числе практика Европейского Суда по правам человека, признает, что личная жизнь таких лиц должна быть более открыта для публики, однако поиск пределов этой открытости и баланса интересов представляется пока незаконченным.

2. Часть 2 комментируемой статьи 24 Конституции России закрепляет право каждого на доступ не только к своей персональной информации, но к любым другим сведениям, непосредственно затрагивающим права и свободы, обязывая органы государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц обеспечивать возможность ознакомления с соответствующими документами и материалами. Указанное право корреспондирует не только принципу свободы информации (ч. 4 ст. 29 КРФ), но и праву каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, в том числе и в суде (ст. 45, 46 Конституции).

Закон об информации, информационных технологиях и защите информации разделяет информацию на общедоступную и информацию, доступ к которой может быть ограничен федеральными законами. К информации ограниченного доступа относятся сведения, составляющие государственную и иную тайну. Критерии отнесения к соответствующей категории тайны и перечни конфиденциальных сведений должны быть установлены федеральными законами. Вместе с тем не может быть ограничен доступ:

— к нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также устанавливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления;

— информации о состоянии окружающей среды;

— информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств (кроме сведений, составляющих государственную или служебную тайну);

— информации, накапливаемой в открытых фондах библиотек, музеев и архивов, а также в государственных, муниципальных и иных информационных системах, созданных или предназначенных для обеспечения граждан и организаций такой информацией;

— иной информации, недопустимость ограничения доступа к которой установлена федеральными законами (ч. 4 ст. 8).

Статья 140 УК устанавливает уголовную ответственность должностных лиц за неправомерный отказ в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан. А ст. 237 УК вводит уголовную ответственность за сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей.

В Постановлении от 18.02.2000 N 3-П*(251) Конституционный Суд сформулировал важные позиции, касающиеся получения информации (речь шла о материалах прокурорской проверки), непосредственно затрагивающей права и интересы заявителя. Конституционный Суд РФ указал, в частности, что право каждого на получение информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы, и корреспондирующая этому праву обязанность органов государственной власти и их должностных лиц предоставить такую информацию не могут быть полностью исключены, что привело бы к недопустимому умалению самого конституционного права. Установленные пределы ограничения должны быть соразмерны и могут быть обусловлены исключительно содержанием информации. Рациональная организация деятельности органов власти не может служить основанием для ограничения этого права. При этом суд не может быть лишен возможности определять, обоснованно ли по существу признание тех или иных сведений не подлежащими распространению.

Верховенство права как конституционный принцип в Украине

Статья 8 Конституции Украины признала и закрепила на территории Украины обязательность принципа верховенства права, не определив его границы и механизмы действия, отметив лишь: «Конституция Украины имеет высшую юридическую силу. Законы и другие нормативно-правовые акты принимаются на основе Конституции Украины и должны соответствовать ей».

Отсюда можно сделать вывод №1: верховенство права – это вертикальная иерархия законодательства, где Конституция (Основной Закон) стоит в основании, на котором базируются законы и другие нормативные акты.

В то же время, нельзя игнорировать и предписание ст. 19 Конституции Украины, согласно которому «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины». Поэтому в ходе правоприменения все субъекты этого процесса, включая суды, должны придерживаться принципа законности.

Напрашивается вывод №2: верховенство права = верховенство закона (но не всегда!).

Введенный в действие с сентября 2005 г. Кодекс административного судопроизводства Украины в ст. 7 закрепляет в качестве основных принципов верховенство права и законность. И впервые на законодательном уровне в ст. 8 определяет суть принципа верховенства права, согласно которому человек, его права и свободы признаются наивысшими ценностями и определяют содержание и направленность деятельности государства.

Сравните: ст. 3 Конституции Украины: «Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства».

Итак, поставлена точка в давнем противопоставлении приоритетов: человек для государства или государство для человека? Значительная точка в пользу человека!

Вывод №3: верховенство права – служение институтов государства делу реализации прав человека.

Поэтому в административном судопроизводстве принцип верховенства права обязывает суд, в частности, предоставлять толкование закона способом, который обеспечивает приоритет прав человека при решении дела. Толкование закона ни в коем случае не может вызывать несправедливые ограничения таких прав.

Противоположностью верховенства права является произвол. Государство не может действовать произвольно, оно ограничено правом. И не только созданным его законодательством, но и правом, которое существует априори, независимо от усмотрения государства – естественным правом, или естественными правами каждого человека.

Вывод №4: верховенство права – это предохранитель от произвола государства.

Конституционный Суд Украины (чьи решения, как известно, окончательны и обжалованию не подлежат) нередко ссылается на принцип верховенства права. Но впервые характеристика требований принципа верховенства права представлена в решении КС по делу о назначении судом более мягкого наказания от 02.11.2004 г. Согласно пониманию Конституционного Суда, «верховенство права требует от государства его воплощения в правотворческую и правоприменительную деятельность, в частности в законы, которые по своему содержанию должны быть проникнуты прежде всего идеями социальной справедливости, свободы, равенства и т.п. Одним из проявлений верховенства права является то, что право не ограничивается только законодательством как одной из его форм, а включает и другие социальные регуляторы, в частности нормы морали, традиции, обычаи и т.д., которые легитимированы обществом и обусловлены исторически достигнутым культурным уровнем общества. Все эти элементы права объединяются качеством, соответствующим идеологии справедливости… Такое понимание права не дает оснований для его отождествления с законом, который иногда может быть и несправедливым, в том числе ограничивать свободу и равенство лица. Обычно справедливость рассматривают как свойство права, что выражается, в частности, в равном юридическом масштабе поведения и в пропорциональности юридической ответственности совершенному правонарушению. В сфере реализации права справедливость проявляется в равенстве всех перед законом, соответствии преступления и наказания, целях законодателя и средствах, избираемых для их достижения».

Думается, неслучайно право и справедливость имеют один корень.

В другом решении – по делу о рассмотрении судом отдельных постановлений следователя и прокурора от 30.01.2003 г. – Конституционный Суд Украины, руководствуясь принципом верховенства права, пришел к выводу: «Правосудие по своей сути признается таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах».

Вывод №5: верховенство права – воплощение справедливости.

И с последним выводом нельзя не согласиться.

Именно правосудия, которое призвано обеспечивать справедливость, а не обслуживать интересы власти и сильных мира сего, давно не хватает Украине и украинским гражданам.

Принципы конституции

— это основные идеи, определяющие существенные черты, качественные свойства конституции как основного

Конституция регулирует наиболее важные общественные отношения, ее нормы являются исходными для всех иных отраслей правовой системы.

1. Демократизм и полновластие народа. Сущность этого принципа состоит в том, что ст. 3 КРФ устанавливает принадлежность народу всей полноты власти в государстве.

2. Законность. Провозглашение РФ правовым государством предполагает закрепление в КРФ принципа законности, суть которого состоит в строгом соблюдении требований законодательства. Этот принцип нашел свое отражение в ст. 15 КРФ, устанавливающей высшую юридическую силу и прямое действие КРФ на всей территории России.

3. Равноправие и полноправие граждан. Этот принцип состоит в признании человека, его прав и свобод высшей ценностью.

4. Гарантированность прав и свобод человека и гражданина. КРФ гарантирует гражданам возможность реализации прав и свобод.

5. Гуманизм. В конституционном признании человека высшей ценностью отражен принцип гуманизма, что означает заботу о человеке, о всемерном развитии его духовных и физических качеств, улучшении материальных условий жизни. Духом гуманизма пронизаны все конституционные нормы, закрепляющие права и свободы человека и гражданина. Наиболее ярко это проявляется в нормах, устанавливающих неотчуждаемость прав и свобод человека и их принадлежность каждому от рождения (ст. 17); право каждого на жизнь (ст. 20); охрану достоинства личности, запрет пыток, насилия (ст. 21); право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22); право на благоприятную окружающую среду (ст. 42) и т.д.

6. Государственное единство. Для федеративного многонационального государства решающее значение имеет проведение в Конституции РФ принципа государственного единства. Этот принцип нашел свое закрепление в преамбуле КРФ и в ст. 4, устанавливающей, что суверенитет РФ распространяется на всю ее территорию (ст. 8; 67; 68; 74; 75).

7. Равноправие и самоопределение народов. Он обусловлен многонациональным характером России, ее федеративным устройством (ст. 5; 73; 66; 69).

8. Разделение властей. Этот принцип является новым в Российском конституционном законодательстве и закреплен в ст. 10-11 Конституции РФ. Его суть состоит в том, что государственная власть в РФ осуществляется на основе разделения на исполнительную, законодательную и судебную.

9. Идеологическое многообразие, многопартийность. В связи с коренными преобразованиями в общественной жизни, Конституция закрепляет в своем содержании неизвестный ранее законодательству России принцип идеологического многообразия и многопартийности. Согласно ст. 13 Конституции никакая идеология в России не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. В РФ признается возможность образования различных политических партий и общественных объединений.

Юридические свойства конституции — это такие специфические признаки, которые отличают ее от актов текущего законодательства.

1. Верховенство в системе законодательных актов государства, высшая юридическая сила (это свойство отражено в самом ее тексте ст.

2. Конституция является ядром правовой системы (конституционные нормы служат отправной точкой для всех отраслей российского права, на их основе формулируется содержание всех действующих в РФ нормативно — правовых актов);

3. Прямое действие конституции РФ на всей территории России;

4.Особая правовая охрана (обеспечивается с помощью

конституционного контроля). Согласно ст. 71 КРФ контроль за ее соблюдением относится к ведению РФ, а обеспечение соответствия федеративной конституции конституций республик входит в предмет совместного ведения федерации и входящих в ее состав республик. Особое место в защите конституции и конституционного строя принадлежит Президенту РФ, который как глава государства является гарантом Конституции; обязанность соблюдать и защищать Конституцию входит в содержание присяги Президента. В целях защиты Конституции создан и действует Конституционный Суд РФ, который по запросам Президента России, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, органов исполнительной, законодательной и судебной власти субъектов федерации разрешает споры о соответствии Конституции законодательных и других правовых актов, перечень которых дан в ст. 125 Основного закона);

5. Особый порядок принятия и изменения конституции. Этот порядок установлен в гл. 9, в которой четко определен перечень субъектов, наделенных правом вносить предложения о поправках и пересмотре Конституции — Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, законодательные органы субъектов, группы депутатов Совета Федерации или Государственной Думы численность не менее одной пятой части от общего числа состава палаты.

Важно иметь ввиду, что существует различный порядок изменения положений глав 1, 2 и 9 и глав 3-8 КРФ.

Нормы глав 1, 2 и 9 вообще не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Если же такие предложения поступят и будут поддержаны тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание. Оно либо подтверждает неизменность КРФ, либо разрабатывает проект новой Конституции, который принимается Конституционным Собранием двумя пятыми голосов от общего числа членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования КРФ считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины всех

Поправки и изменения к гл. 3-8 принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона.

Данный порядок предусматривает одобрение их большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. Эти поправки вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов федерации.

Проблемы реализации конституционного принципа свободы труда в Российской Федерации

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 20.01.2016 2016-01-20

Статья просмотрена: 984 раза

Библиографическое описание:

Гусейнова С. Ф. Проблемы реализации конституционного принципа свободы труда в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 679-682. — URL https://moluch.ru/archive/106/25374/ (дата обращения: 20.10.2018).

Часть 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации провозглашает важный конституционный принцип свободы труда [1, с. 23], содержание которого раскрывает свободу каждого распоряжаться своими способностями к труду, свободно выбирать род своей деятельности и профессию.

Вместе с тем, утверждая принцип свободы труда, Конституция РФ не закрепляет важного и неотъемлемого естественного права каждого гражданина — права на труд. Здесь видится противоречие, вследствие которого принцип свободы труда утверждается на конституционном уровне, а право на труд — нет.

Данное противоречие отмечают в своих исследованиях многие ученые-государствоведы. Однако, единодушие ученых на данный вопрос до сих пор отсутствует.

Вместе с тем, представляется, что соотношение понятий «право и труд» и «свобода труда» на конституционном уровне способствует урегулированию важных трудовых правоотношений между гражданами и государством.

В связи с этим представляется верной точка зрения В. А. Бережного, который свободу труда рассматривает как основополагающий принцип в трудовой сфере, а право на труд — как важное субъективное право личности, один из элементов ее правового статуса [4, с. 43].

Полностью поддерживая точку зрения В. А. Бережного, согласимся с тем, что принцип свободы труда вытекает из права на труд. Свобода труда — вторичное понятие, вытекающее из естественного и важного права гражданина, и оно должно быть отражено в Конституции РФ, как это было, например, в советской Конституции 1978 года.

Так, статья 38 Конституции (Основного закона) РСФСР 1978 года устанавливала, что «граждане РСФСР имеют право на труд, — то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, включая право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и учетом общественных потребностей». Далее уточняется, что данное конституционное право обеспечивается системой хозяйства, неуклонным ростом производительных сил, бесплатным профессиональным образованием, повышением трудовой квалификации и обучением новым специальностям, развитием системы трудоустройства [3, с. 410]. Данная конституционно-правовая норма наиболее верно и четко формулирует право на труд и все вытекающие из него права и свободы. Думается, что данную правовую норму следует перенять и для действующей российской Конституции. Такой точки зрения придерживается, например, В. В. Кирикова, которая справедливо отмечает, что действующая Конституция РФ не гарантирует каждому работу с определенной оплатой, а говорит о свободе распоряжения своими способностями к труду, выбора рода деятельности и т. д. [5, c. 17].

Другая проблема видится в сложности определения объема государственных гарантий в реализации данного конституционного принципа. Все-таки, из анализа формулировки ч. 1 ст. 37 Конституции России не понятно, означает ли провозглашенный принцип свободы труда полное устранение государства от его гарантий и защиты, либо государство берет на себя весь объем соответствующих гарантий и способов защиты по обеспечению данного принципа. Ответа на данный вопрос нет ни в законодательстве России, ни в научной доктрине и остается дискуссионным. Опять же целесообразно обратиться к советской Конституции 1978 года, в которой все эти моменты были четко и ясно отражены в ст. 38 и не возникало подобных вопросов. А сегодня они остаются дискуссионными.

Кроме того, определенное несоответствие видится в самой нормативно-правовой конструкции. Часть 1 ст. 37 говорит о свободе выбора рода деятельности и профессии. Это означает, что каждый человек свободен выбирать профессию в соответствии со своими личными способностями и наклонностями, увлечениями и темпераментом.

Однако, это совсем не означает, что выбор профессии диктуется теми же критериями. Порой это зависит от престижности профессии, ее оплаты, потребности государства в ней, что реально препятствует свободе труда. В реальной жизни таких примеров огромное количество, когда талантливые ученые, учителя, медицинские работники в силу низкой заработной платы вынуждены подрабатывать грузчиками, техничками, подсобными работниками, продавцами и т. д. Как можно тогда говорить о свободе выбора профессии.

Кроме того, зачастую граждане осуществляют выбор профессии не в силу своих способностей и наклонностей, а в силу престижности профессии и высокой оплаты за нее, боясь остаться безработными. Так, в последние годы выпускники школ массово подают заявления на юридический и экономический факультеты высших учебных заведений, осознавая, что данные профессии всегда востребованы и высокооплачиваемы. А это определенная политика государства. Почему в настоящее время не престижны профессии врачей, учителей, библиотекарей, работников культуры. Да потому, что оплата за их труд крайне низкая. А какой же свободе выбора профессии в таком случае можно говорить? В связи с этим норма ч. 1 ст. 37 Конституции РФ является декларативной, но никак не реально отражающей действительность.

Надо отметить, что принцип свободы труда закреплен не только в Конституции РФ. В статье 2 Трудового кодекса Российской Федерации он сформулирован как «свобода труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности» [2]. Здесь также очевидна декларативность, поскольку государство не может обеспечить всех граждан работой, которые ее ищут в силу существования безработицы. Следовательно, сегодня свобода труда зависит от экономического принуждения, которое диктует государство, основываясь на отношения, складывающиеся на современном рынке труда [4. с. 38]. Следовательно, данный дисбаланс интересов личности и государства приводит к нарушению рассматриваемого принципа свободы труда.

В настоящее время одной из очевидных и актуальных проблем реализации принципа свободы труда является возрастающая с каждым месяцем безработица в России. Так, например, в октябре 2015 года по данным Федеральной службы государственной статистики «4,3 млн. человек, или 5,5 % экономически активного населения, классифицировались как безработные. … Молодежь до 25 лет составляет среди безработных 25,6 %, лица в возрасте 50 лет и старше — 20,1 %» [7]. Уже в ноябре 2015 года как безработные квалифицировались 4,4 млн. человек, что составило 5,8 % от экономически активного населения, численность которого в этом месяце — 72,2 млн. человек [7]. Количество безработных граждан на фоне экономически активного населения для наглядности представлено в виде диаграммы.

Совершенно очевидно, что при таком высоком уровне безработицы, уровень которой увеличивается каждый месяц, говорить о полной реализации конституционного принципа свободы труда довольно сложно. Сегодня государство не в состоянии гарантировать каждому не только свободу труда, свободу выбора рода деятельности, профессии, достойную заработную плату и достойную жизнь, но и право на труд (причем как на законодательном уровне, так и на реальном ее осуществлении).

Причина этого видится в том, что существующая сегодня экономическая система России выражается в неспособности государства снизить уровень безработицы, особенно в регионах, где происходят массовые сокращения работников, ликвидации организаций. Вследствие этого нельзя говорить о достойном уровне жизни человека.

В таких условиях конституционный принцип свободы труда крайне сложно сделать реальным. Представляется, что достойным уровень жизни человека невозможно сделать без абсолютной реализации свободы труда, с реальной возможностью свободного выбора рабочих мест. Только тогда закрепленный Конституцией Российской Федерации принцип свободы труда будет работать на граждан страны. Совершенно прав В. А. Бережной, утверждая, что только достойный и свободный труд способен обеспечить достойную жизнь [4, с. 45].

В связи с этим, опять приходим к выводу о необходимости конституционного закрепления права каждого гражданина на труд и все вытекающие из него права и свободы.

В связи с этим показательным и интересным представляется конституционный опыт Королевства Дания. Статья 75 Конституции Дании провозглашает, что «в целях содействия общественному благу государство должно предпринять усилия к тому, чтобы работа была предоставлена каждому работоспособному гражданину на условиях, обеспечивающих его существование». Кроме того, часть 2 статьи 75 Конституции Королевства Дании гарантирует право на социальное обеспечение лиц, не способных содержать себя и лиц, находящихся на их иждивении, при условии, что никакое другое лицо не отвечает за его, или их содержание [6, с. 312].

Таким образом, государство на конституционном уровне гарантирует своим гражданам не только трудовую занятость, но и условия достойной жизни каждого гражданина. Это важнейший принцип трудовой и социальной государственной политики. В Российской Федерации конституционно не установлено обеспечение работой каждого желающего, и тем более, задача обеспечения каждого гражданина достойной жизнью не связана с конституционными гарантиями в трудовой сфере. Думается, что утверждение на конституционном уровне гарантий в сфере труда и сопутствующие ему институты будут способствовать закономерному и эволюционному закреплению в Конституции России права на труд каждого гражданина, без которого не может осуществляться принцип свободы труда.

Итак, в соответствии с изложенными проблемами, а также учитывая зарубежный и советский опыт конституционного развития, предлагается часть 1 статьи 37 Конституции РФ изложить в следующей редакции: «Каждый имеют право на труд, — то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, включая право свободно выбирать профессию, род занятий и работу в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и учетом общественных потребностей».

Общие положения

Верховный Совет Украины от имени украинского народа — граждан Украины всех национальностей, выражая суверенную волю народа, опираясь на многовековую историю украинского государственного строительства и на основе осуществленного украинской нацией, всем украинским народом права на самоопределение, заботясь об обеспечении прав и свобод человека и достойных условий его жизни, заботясь об укреплении гражданского согласия на земле Украины, стремясь развивать и укреплять демократическое, социальное, правовое государство, сознавая ответственность перед Богом, собственной совестью, предыдущими, нынешним и грядущими поколениями, руководствуясь Актом провозглашения независимости Украины от 24 августа 1991 года, одобренным 1 декабря 1991 всенародным голосованием, принимает эту Конституцию — Основной Закон Украины.

Раздел 1 — Общие положения Конституции Украины

Статья 1. Украина является суверенным и независимым, демократическим, социальным, правовым государством.

Статья 2. Суверенитет Украины распространяется на всю ее территорию. Украина является унитарным государством. Территория Украины в пределах существующей границы целостна и неприкосновенна.

Статья 3. Человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью.

Права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства. Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства.

Статья 4. В Украине существует единое гражданство. Основания приобретения и прекращения гражданства Украины определяются законом.

Статья 5. Украина является республикой. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Право определять и изменять конституционный строй в Украине принадлежит исключительно народу и не может быть узурпировано государством, его органами или должностными лицами.

Никто не может узурпировать государственную власть.

Статья 6. Государственная власть в Украине осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Органы законодательной, исполнительной и судебной власти осуществляют свои полномочия в установленных настоящей Конституцией пределах и в соответствии с законами Украины.

Статья 7. В Украине признается и гарантируется местное самоуправление.

Статья 8. В Украине признается и действует принцип верховенства права.
Конституция Украины имеет высшую юридическую силу. Законы и иные нормативно-правовые акты принимаются на основе Конституции Украины и должны соответствовать ей.

Нормы Конституции Украины являются нормами прямого действия. Обращение в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина непосредственно на основании Конституции Украины гарантируется.

Статья 9. Действующие международные договора, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, являются частью национального законодательства Украины.

Заключение международных договоров, противоречащих Конституции Украины, возможно только после внесения соответствующих изменений в Конституцию Украины.

Статья 10. Государственным языком в Украине является украинский язык.

Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины.

В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины.

Государство способствует изучению языков международного общения.
Применение языков в Украине гарантируется Конституцией Украины и определяется законом.

Статья 11. Государство содействует консолидации и развитию украинской нации, ее исторического сознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины.

Статья 12. Украина проявляет заботу об удовлетворении национально — культурных и языковых потребностей украинцев, проживающих за пределами государства.

Статья 13. Земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и иные природные ресурсы, находящиеся в пределах территории Украины, природные ресурсы ее континентального шельфа, исключительной (морской) экономической зоны являются объектами права собственности Украинского народа. От имени Украинского народа права собственника осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах, определенных настоящей Конституцией.

Каждый гражданин имеет право пользоваться природными объектами права собственности народа в соответствии с законом.

Собственность обязывает. Собственность не должна использоваться во вред человеку и обществу.

Государство обеспечивает защиту прав всех субъектов права собственности и хозяйствования, социальную направленность экономики. Все субъекты права собственности равны перед законом.

Статья 14. Земля является основным национальным богатством, находящимся под особой охраной государства.

Право собственности на землю гарантируется. Это право приобретается и реализуется гражданами, юридическими лицами и государством исключительно в соответствии с законом.

Статья 15. Общественная жизнь в Украине основывается на принципах политического, экономического и идеологического многообразия.

Никакая идеология не может признаваться государством как обязательная.

Государство гарантирует свободу политической деятельности, не запрещенной Конституцией и законами Украины.

Статья 16. Обеспечение экологической безопасности и поддержание экологического равновесия на территории Украины, преодоление последствий Чернобыльской катастрофы — катастрофы планетарного масштаба, сохранение генофонда Украинского народа являются обязанностью государства.

Статья 17. Защита суверенитета и территориальной целостности Украины, обеспечение ее экономической и информационной безопасности являются важнейшими функциями государства, делом всего Украинского народа.

Оборона Украины, защита ее суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности возлагаются на Вооруженные Силы Украины.

Обеспечение государственной безопасности и защита государственной границы Украины возлагаются на соответствующие воинские формирования и правоохранительные органы государства, организация и порядок деятельности которых определяются законом.

Вооруженные Силы Украины и иные воинские формирования никем не могут быть использованы для ограничения прав и свобод граждан либо с целью свержения конституционного строя, устранения органов власти или препятствования их деятельности.

Государство обеспечивает социальную защиту граждан Украины, находящихся на службе в Вооруженных Силах Украины и в иных воинских формированиях, а также членов их семей.

На территории Украины запрещается создание и функционирование каких — либо вооруженных формирований, не предусмотренных законом.
На территории Украины не допускается размещение иностранных военных баз.

Статья 18. Внешнеполитическая деятельность Украины направлена на обеспечение ее национальных интересов и безопасности путем поддержания мирного и взаимовыгодного сотрудничества с членами международного сообщества на основе общепризнанных принципов и норм международного права.

Статья 19. Правовой порядок в Украине основывается на принципах, в соответствии с которыми никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины.

Статья 20. Государственными символами Украины являются Государственный Флаг Украины, Государственный Герб Украины и Государственный Гимн Украины.

Государственный Флаг Украины — стяг из двух равновеликих горизонтальных полос синего и желтого цветов.

Большой Государственный Герб Украины устанавливается с учетом малого Государственного Герба Украины и герба Войска Запорожского законом, принимаемым не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины.

Главным элементом большого Государственного Герба Украины является Знак Княжеского Государства Владимира Великого (малый Государственный Герб Украины).

Государственный Гимн Украины — национальный гимн на музыку М. Вербицкого со словами, утвержденными законом, который принимается не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины.

Описание государственных символов Украины и порядок их использования устанавливаются законом, принимаемым не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины.

Смотрите еще:

  • Статья 24 гк Статья 24. Имущественная ответственность гражданина Гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с […]
  • Статья 6 и 22 федерального закона о прокуратуре Статья 22. Полномочия прокурора Статья 22. Полномочия прокурора См. комментарии к статье 22 настоящего Федерального закона О конституционно-правовом смысле положений статьи 22 настоящего […]
  • Поправки уголовного кодекса на 2018 год статья 105 Поправки к статье 105 ук рф 2018 В случае принятия законопроекта за исследование, поиск, разведку, разработку и добычу (вылов) природных ресурсов смогут наказывать принудительными работами […]
  • Кто осуществляет мониторинг земель сельскохозяйственного назначения Приказ Министерства сельского хозяйства РФ от 24 декабря 2015 г. N 664 "Об утверждении Порядка осуществления государственного мониторинга земель сельскохозяйственного назначения" Приказ […]
  • Закон пмр о рекламе Закон ПМР «О внесении изменения в Земельный кодекс Приднестровской Молдавской Республики» Принят Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики 12 июля 2017 года Статья 1. Внести […]
  • Праздничные дни в отпуске тк рф Отпуск в праздничные дни В ст. 114 ТК РФ сказано, что каждый работник имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск. Использовать такое право он может через полгода непрерывной работы у […]
  • Законные основания не платить одн Жители могут не платить за ОДН? Рассмотрение вопроса законности взимания платы за ОДН по счетчикам, установленным без согласия жильцов, на примере Томска Есть основания полагать, что […]
  • Права личности предусмотренные конституцией Статья 56 Конституции РФ 1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом […]

Комментарии запрещены.