Конфискация статистика

Статистика инспекторів шкільних. — Конфіскація календаря за портрет цїсаря.

Статистика инспекторів шкільних.
В однім з послїдних чисел помістила Szkoła статью під висше наведеним заголовком, кидаючу ярке світло на шкільні відносини в Галичинї в порівнаню з иншими краями. Після сеї статьї було в цїлій Австрії 324 инспекторів шкіл народних а з тих 10 священиків, 4 пенсіонованих директорів і професорів шкіл середних, 7 директорів ґімназіяльних, 84 професорів ґімназіяльних, 9 директорів семинарій учительских, 29 професорів семинарій, 31 учителїв шкіл вправ, 53 директорів шкіл видїлових, 65 управителїв шкіл народних і 19 учителїв шкіл народних. З загального числа 324 инспекторів припадає на Галичину лиш 46, між тим як на Чехію припадає их 75 а на далеко меншу Мораву 53. До того треба додати, що і загальна ровень образованя инспекторів в тих трех краях не єсть рівна, бо коли з усїх галицких инспекторів єсть лиш 12 з університетским образованєм т. є. четверта часть, єсть их в Чехії 42 а в Мораві 28, значить, більша половина. Причина сего лежить головю в недостаточних дієтах наших инспекторів, побираючих по 500 до 600 зр. річно, між тим як в західних провінціях, де комунікація дуже улекшена і округи шкільні далеко менші, виносять инспекторскі дієти по 1000 зр. або й більше. В тім взглядї отже єсть Галичина дуже покривджена, бо поминувши се, що після числа дїтей, обовязаних ходити до школи, повинні ми мати бодай 64 инспекторів, то само число анальфабетів в нашім краю повинно спонукати власти шкільні до побільшеня шкільних округів в Галичинї. Щоби ж мати образок о скілько стоїть Галичина під взглядом просвіти позаду тих двох країв, досить навести, що в Мораві на 100 мужчин не уміє читатати 5.73 осіб, на 100 женщин 8.10 осіб в Чехії виносить се число 4.60 евентуально 6.90 а в Галичинї аж 64.87 і 71.60.

Конфіскація календаря за портрет цїсаря.
Календарь общества имени Михаїла Качковского на рік 1892-iй сконфіскувала ц. к. прокураторія в четвер 19 н. ст. падолиста за — портрет цїсаря Франц-Іосифа I. Портрет той представив Є. В. цїсаря австрійского з проваленою головою і взагалї дуже фатально. Се і дало ц. к. прокураторії причину до конфискати календаря за річ небувалу — за портрет цїсаря. Орґан москвофільскій, подаючи о сїм вість, нотує при тім «замічательний факт», що «конфиската календаря наступила як раз во время пріїзда во Львов п. Александра Барвинского, которому Общество Качковского стоїть солію в оцї». Яка звязь межи сконфіскованим портретом цїсаря в Календари общества им. Качковского a приїздом посла Барвіньского до Львова? — спитає кождий. Звязи очевидно нїякої нема, але читателї «Галицкої Руси» можуть скомбінувати собі три нумери: день конфіскати «Календаря», число лїт посла Барвіньского і суму слів в идіотичній замітцї «Галицкої Руси» — поставити на льотерію, а зовсїм певно виграють терно!

Доход при легализации чужого имущества предложено конфисковать

Правительство РФ внесло на рассмотрение в Госдуму поправки в Уголовный кодекс РФ, которыми предлагается закрепить норму о возможности конфискации имущества (вознаграждения), получаемого лицом в результате легализации имущества других лиц.

Как отмечается в пояснительной записке, основной целью разработки законопроекта является необходимость конфискации дополнительного дохода, которое получает лицо при легализации имущества, приобретенного другими лицами преступным путем.

В настоящее время в УК РФ установлено, что конфискация производится в отношении имущества, полученного лицами в результате совершения преступлений, в число которых не входят преступления, связанные с легализацией имущества.

В соответствии с действующими нормами уголовного законодательства РФ к лицу, обвиняемому в совершении преступления, связанного с легализацией имущества, и получившему в результате данной преступной деятельности имущество (вознаграждение), не может быть применена конфискация имущества.

Тем не менее, официальная статистика свидетельствует о росте в Российской Федерации преступлений, связанных с легализацией имущества. Так, в 2006 году правоохранительными органами было выявлено 8 тысяч преступлений, связанных с легализацией имущества, в 2007 году — более 9 тысяч подобных преступлений, а в 2008 году — около 8,5 тысячи.

«В сфере борьбы с легализацией доходов основной задачей государства является создание реальных препятствий для легализации преступно нажитого имущества посредством установления юридических мер ответственности за противоправное поведение в данной области», — говорится в сопроводительных документах.

Авторы законопроекта отмечают, что легализация имущества совершается не только для придания видимости законности полученного имущества, но и для получения выгоды за совершение лицом действий по легализации имущества. Кроме того, в процессе легализации может быть получен дополнительный доход от использования легализованного имущества в предпринимательской или иной экономической деятельности.

В связи с этим правительство и предложило внести в УК РФ изменение, устанавливающее возможность принудительного безвозмездного изъятия и обращения в собственность государства на основании обвинительного приговора денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем.

Напомним, что в Италии конфискация действует с 1980-х годов и позволила провести активное наступление на имущество мафии. В 2008-2009 годах у мафии конфисковано почти 10 тысяч объектов недвижимости, итальянцам даже пришлось создать в начале 2010 года специальное агентство по контролю за имуществом мафиозных кланов. В Норвегии существует институт «расширенной конфискации»: изымается все имущество нарушителя, если он не докажет законность его происхождения, и даже имущество его супруги, бывшей или нынешней. В США подобным образом карается более 60 преступлений, если существуют доказательства, что имущество было получено в период совершения преступления и законные источники его получения отсутствуют. Российский КС констатирует усеченность в российском уголовном законодательстве института конфискации: широкого применения он не получил, объемы арестованного имущества несопоставимы с нанесенным ущербом: в 2007 году, например, ущерб составил 5632 миллиона рублей, а имущества арестовали на 608 тысяч рублей. В 2009 году, по данным КС, под конфискацию попали 511 человек. При предварительном расследовании не всегда удается доказать, что подлежащее конфискации имущество получено преступным путем, объясняет низкую эффективность нормы Верховный суд.

Чужое — вернут

По данным судебной статистики, число конфискаций в прошлом году выросло. Однако на практике возникает ряд проблем. Дело в том, что по закону конфискация — не наказание, а мера уголовно-правового характера. А это принципиальная разница: по действующим правилам можно забрать только незаконные деньги. Или то имущество, что куплено на них.

Допустим, некий коррупционер купил на взятки яхту или коттедж. Если правоохранители доказали это, — все будет конфисковано. Но забирать у человека что-то лишь на том основании, что он осужден, нельзя.

Время от времени в обществе возникают предложения вернуть старый порядок, когда осужденного могли буквально раздеть до нитки. Но эксперты уверены: сегодня у нас действуют цивилизованные нормы и менять их нельзя. А разъяснения Верховного суда сделают меру более эффективной и, не исключено, позволят расширить применение конфискации.

Всего за коррупционные преступления в прошлом году было осуждено 9,9 тысячи человек. Об этом сообщил вчера председатель Верховного суда России.

Данные были озвучены на семинаре-совещании председателей региональных судов, начавшемся вчера в Верховном суде России. Форум будет проходить несколько дней в режиме видео-конференц-связи.

Как показывает судебная статистика, пятая часть всех осужденных за коррупцию обвинялась в даче или получении взятки на сумму до 10 тысяч рублей. Всего за небольшую мзду были наказаны около 2 тысяч человек.

Напомним, статья «Мелкое взяточничество» появилась в УК в 2016 году. Раньше все взяточники, как бравшие миллионами, так и польстившиеся на сотню рублей, проходили по одной статье, и это, конечно, было очень удобно правоохранителям. Ведь за любого мздоимца ставилась одинаковая галочка, а значит, можно было улучшать отчетность за счет мелких коррупционеров. Чтобы изменить такие привычки правоохранителей, и было решено ввести специальную статью для «копеечных» взяток.

Теперь дела по взяткам менее 10 тысяч рублей проходят по отдельной статье, а значит, и по другой графе в отчетах. Так что у борцов с коррупцией появился серьезный стимул искать коррупционную дичь покрупнее.

Пока многое движется по накатанной. Согласно судебной статистике, за получение взятки больше 10 тысяч рублей было осуждено 1300 человек. Из всех осужденных за взятки лишь 4 процента были пойманы на том, что брали больше миллиона.

В 53 процентах дел о взяточничестве фигурируют взятки до 10 тысяч рублей. На втором месте (24 процента от количества общих дел) дела по взяткам на сумму от 10 до 50 тысяч рублей.

Однако серьезные перемены быстро не происходят. Пока еще прошло не так много времени. Эксперты уверены, что практика изменится. В качестве примера, как системная работа может менять ситуацию, Вячеслав Лебедев привел аресты. В 2000 году было выдано 368 тысяч санкций на арест. Напомним, что в те времена санкции выдавала прокуратура.

В прошлом году суды удовлетворили 118 тысяч ходатайств об аресте. То есть число арестов сократилось в три раза. Но ведь это случилось небыстро, и для таких изменений потребовалась серьезная долгосрочная работа.

Сначала была изменена процедура, санкционировать аресты стали суды. Потом принимались поправки в УПК, вводились альтернативные меры пресечения, принимались более строгие правила. Но долгое время число арестов оставалось высоким. Несколько лет назад в следственных изоляторах некоторых регионов даже вновь стал появляться перелимит.

Причем пленум Верховного суда России не раз принимал гуманные разъяснения, подчеркивая, что арест должен оставаться исключительной мерой, когда иначе нельзя. Но мгновенных изменений не происходило, как признал вчера Вячеслав Лебедев. Все потому, что некоторые вещи не меняются быстро, перемены должны как бы прорасти.

Сейчас необходима такая же системная работа по повышению качества контроля за следствием. Вячеслав Лебедев вчера вспомнил про идею введения следственных судей.

«Нужен эффективный контроль за работой органов следствия и дознания. В какой форме? Сейчас это жалоба на действия следствия в порядке 125 статьи Уголовно-процессуального кодекса», — сказал Вячеслав Лебедев.

По его словам, сейчас судами удовлетворяется каждая пятая жалоба на следствие. Он предложил обсудить идею о введении следственных судей.

«В настоящее время данное предложение обсуждается в качестве эффективного контроля за работой органов предварительного следствия и дознания, — сказал Вячеслав Лебедев. — Мы еще не знаем, как вводить этот институт и надо ли. Но если надо, то не следует откладывать его принятие на 10 лет. Во-первых, нужно тщательно проработать вопрос компетенции — какие споры и дела будет рассматривать следственный судья, в том числе аресты и продление сроков содержания под стражей. Ну и, конечно, надо просчитать финансовую сторону дела».

Как поясняют эксперты, речь идет о том, чтобы следственный судья специализировался именно на контроле за следствием: рассматривал жалобы на следователей, санкционировал аресты и т.п. При этом ни вести расследование, ни рассматривать уголовные дела такие судьи не будут.

В том и смысл, чтобы отделить их от решения главного вопроса: виновен или нет подсудимый. Сегодня же получается так, что один и тот же суд сначала дает санкцию на арест, а потом рассматривает дело человека, виновен или нет. Подчас может получиться, что все придется решать одному и тому же судье. Но если он сначала отправил человека в СИЗО, будет ли потом достаточно объективен?

Однако Вячеслав Лебедев особо подчеркнул, что пока введение следственного судьи лишь идея, а не конкретная инициатива.

Важные цифры: большое число дел, поступающих в суды, не имеют судебной перспективы. То есть эти дела могло прекратить и следствие. Как сообщил Вячеслав Лебедев, каждое четвертое дело по преступлениям небольшой тяжести, поступившее в суд, было прекращено по тем основаниям, которые могло бы применить и следствие.

Всего же за год суды освободили от уголовной ответственности около 200 тысяч подсудимых.

Конфискация имущества в уголовном праве РФ

Конфискация имущества в уголовном праве РФ отменена как мера наказания в 2003 году.

До этого в УК РСФСР (и в первой редакции УК 1997 года) она признавалась таковой и имела печальные последствия: «разоблачение кулаков», «отбирание жилья» и всего имущества.

Это не значит, что конфискация полностью «ушла» из уголовно-правового законодательства. Она используется и по сей день в качестве принудительной меры уголовно-правового характера.

Чем отличается «современная» конфискация имущества в уголовном праве РФ от той, которая была раньше?

Есть ли конфискация имущества в России?

Да, есть. Но конфискация имущества в уголовном праве РФ – это не наказание. Это больше мера, которая помогает восстановить справедливость, защитить общество от опасного противоправного деяния и последствий его совершения.

Какое имущество могут конфисковать?

Статья 104.1 УК РФ прямо указывает 4 вида имущества, которое могут безвозмездно изъять в пользу потерпевшего или же в пользу государства:

  1. Орудия/средства совершения преступления.
  2. Имущество, которое использовалось или же предназначалось для «террористических целей». К примеру, это деньги для финансирования терроризма, средства для деятельности организованной группы, плакаты и оборудование для экстремистской деятельности, оружие для незаконного вооруженного формирования или же преступного сообщества (преступной организации).
  3. Преобразованные деньги, ценности, доход. К примеру, когда в результате преступной деятельности получено имущество, а потом оно «якобы под видом гражданско-правовой сделки» передается третьему лицу.
  4. Имущество, которое получено в результате совершения преступлений.

За какие преступления могут конфисковать имущество?

Конфискация имущества как мера уголовно правового характера применяется только в отношении закрытого (исключительного) перечня преступлений.

Статья 104.1 УК РФ прямо называет эти преступления:

  1. За вред человеку и его здоровью. Ч.2 ст. 105. Убийство с квалифицирующим составом, ч.2-4 ст. 111 за причинение тяжкого вреда здоровью с квалифицирующим составом, ч.2 ст. 126 за Похищение человека (с квалифицирующим составом), ст. 127.1. за торговлю людьми, ст. 127.2.за использование рабского труда.
  2. За ущемление избирательных прав. Ч.2 ст. 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав/работе избирательных комиссий (состав квалифицирующий), вся ст. 141.1 о порядке финансирования, ч. 2 ст. 142. о фальсификации избирательных документов, а также документов референдума, ст. 145.1 невыплата зарплаты, а также пенсий, стипендий, пособий и прочих выплат (но здесь нужно доказывать наличие корыстных побуждений, что требуется еще и доказать).
  3. За нарушение интеллектуальной собственности. Вся ст. 146. Нарушение авторских и смежных прав, а также вся ст. 147. Нарушение изобретательских, а также патентных прав.
  4. За преступления против детей. Ст. 153-155. Подмена ребенка/незаконное усыновление/разглашение тайны усыновления (при доказанности наличия корыстных побуждений).
  5. За нарушение порядка осуществления деятельности. Это вся ст. 171.1. Производство, а также приобретение, перевозка, хранение, сбыт товаров/продукции без маркировки и (или) без нанесения информации, предусмотренной законодательством; вся ст. 171.2. Незаконные организация и проведение азартных игр; вся ст. 174. Отмывание денежных средств; вся ст. 174.1. Легализация (отмывание) денежных средств/иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления; вся ст. 183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, а также налоговую или банковскую тайну; ч.3 и ч.4 ст. 184. Противоправное влияния на итог официального спортивного соревнования или же зрелищного коммерческого конкурса (только в отношении квалифицирующих составов).
  6. За финансовые преступления. Ст. 186 за оборот поддельных денег/ценных бумаг; ст. 187. Неправомерный оборот средств платежей; ст. 189 за незаконный экспорт предметов для оружия массового поражения, вооружения и военной техники; ст. 191.1. за незаконную заготовку древесины; ч.5-8 ст. 204 за коммерческий подкуп.
  7. За «террористические преступления». Это ст. 205. Террористический акт; вся ст. 205.1. Содействие террористической деятельности; вся ст. 205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или же публичное оправдание терроризма (6 июля 2016 года в нее внесены сенсационные правки, которые коснулись призывов в социальных сетях, интернете и на сайтах). Также сюда включены вся ст. 205.3, вся ст. 205.4, ст. 205.5; вся ст. 206 о захвате заложника;
  8. За «бандформирования. Вся ст. 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем; вся ст. 209. Бандитизм; вся ст. 210. Организация преступного сообщества (или преступной организации) или участие в нем (ней); вся ст. 212. Массовые беспорядки; вся ст. 222. Незаконный оборот или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов; вся ст. 227. Пиратство (в отношении морских судов).
  9. Ряд «наркотических статей. Вся статья 228.1 за незаконный сбыт; ч.2 ст. 228.2 за нарушение правил оборота наркотических средств (повлекшее по неосторожности вред здоровью, другие тяжкие последствия, а равно с ним и совершенное из корыстных побуждений); вся ст. 228.4 за незаконные производство, сбыт или же пересылка прекурсоров наркотических средств; вся ст. 229 за хищение наркотиков; ст. 231 за выращивание наркотических растений; ст. 232 за содержание притонов; вся ст. 234 за незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ; вся ст. 235.1 за незаконное производство лекарственных средств; ряд других «наркотических статей».
  10. Ст. 240. Вовлечение в занятие проституцией, а также организация занятия проституцией, оборот порнографических материалов.
  11. Статья 258.1. Незаконные добыча, а также оборот объектов, занесенных в Красную книгу.
  12. Ст. 275. Государственная измена, ряд государственных преступлений.
  13. Статья 290. Получение взятки и другие.

Всего в УК 74 статьи, за которые предусматривается конфискация. Но для конфискации мало «только статьи». Необходимо дополнительно доказать как минимум 1 из фактов.

  • что имущество было добыто в результате совершения преступления;
  • что это имущество было орудием или же средством для совершения преступления;
  • что это имущество было приобретено на средства от преступной деятельности.

Конфискация имущества: правовая природа и вопросы применения

Конфискация имущества, правовая природа и вопросы применения давно разрешены в законодательстве:

  1. Если изъять имущество, полученное в результате преступной деятельности, невозможно, то допускается конфискация денежной суммы.
  2. Решение о конфискации имущества как мере уголовно-правового характера принимает суд.
  3. В постановлении суда четко перечисляют все вещи, которые подлежат конфискации.
  4. Орудия преступления уничтожаются или передаются в государственные учреждения по решению суда.
  5. Добытые преступным путем вещи передаются законному владельцу (или третьим лицам).

Ситуация из жизни. К примеру, в результате убийства, сопряженного с разбоем преступник Ваня завладел золотой цепочкой Ирины. После этого он подарил эту цепочку своей жене Василине. Имущество получено преступным путем, у Василины заберут это украшение и передадут Ирине (законной владелице). Если вернуть украшение «в натуре» не представляется возможным, то Ваня должен будет вернуть Ирине денежную стоимость золотой цепочки.

Какое имущество не подлежит конфискации? Что говорит закон о конфискации имущества?

Отдельного закона о конфискации имущества нет. В УК также не указывается перечень объектов, которые нельзя изъять. Поэтому для ответа на вопрос обращаемся к статье 446 ГПК.

В ней указывается, какое имущество не могут конфисковать:

  1. Единственное пригодное для проживания жилье.
  2. Земельные участки, где находится это жилье.
  3. Вещи индивидуального пользования: одежда, обувь (а вот ювелирные украшения могут конфисковать!).
  4. Предметы обычной домашней обстановки, домашнего обихода.
  5. Имущество для профессиональных занятий (кисти и холсты художника, рукописи писателя).
  6. Домашних животных, которые используются НЕ для осуществления предпринимательской деятельности (куры, коровы, свиньи, пчелы).
  7. Продукты питания, которые предназначаются для совершившего общественно опасное деяние и для его семьи.
  8. Семена для очередного посева.
  9. Топливо и ресурсы, которые необходимы для приготовления пищи.
  10. Имущество и транспортные средства, которые необходимы преступнику в связи с инвалидностью.
  11. Государственные награды, призы и грамоты.

Если указанный в перечень предмет является прямым результатом преступной деятельности (к примеру, дом куплен за взятку или за деньги от продажи наркотиков), то такое имущество также могут конфисковать.

Порядок конфискации имущества судебными приставами

  1. Суд выносит приговор.
  2. Составляется исполнительный лист и направляется судебным приставам.
  3. На собственность накладывается арест.
  4. Составляется акт приема и акт описи имущества (в присутствии понятных, а также пристава и должника).
  5. Акт приема и описи направляют должнику в течение 5-ти дней, чтобы он указал на собственность, не подлежащую отчуждению.
  6. Имущество передается в распоряжение государственных органов.

Порядок конфискации имущества судебными приставами описан кратко, чтобы вы представляли последовательность действий.

На практике все регламентируется сроками, процедура растягивается на 2-5 недель.

Краткие итоги специально для тех, кому лень читать весь материал:

  1. Конфискация имущества в уголовном праве РФ с 2003 года не рассматривается как наказание, а считается мерой уголовно-правового характера.
  2. УК содержит перечисление 74 преступлений, за которые предусматривается конфискация. Конфискация предусматривается за терроризм, призыв к террористической деятельности (в том числе и с использованием сети «Интернет»), отмывание денег, вовлечение/принуждение к проституции, оборот наркотических средств, взяточничество и другие преступления.
  3. Статья 104.1 УК РФ содержит 4 категории имущества, которое может подлежать конфискации.
  4. Перечень имущества, не подлежащего конфискации, находится в ст. 446 ГПК (но все зависит от особенностей совершенного противозаконного деяния).
  5. Имущество может передаваться потерпевшему или же в собственность государства.
  6. Порядок и процедура конфискации регулируются в ГПК, основанием является судебный акт. Исключением являются так называемые «таможенные преступления» (ввоз незадекларированного товара и другие). В таком случае конфискацию вправе осуществлять и сотрудник таможенной службы без решения суда.

В статье мы разобрали основные моменты, связанные с конфискацией имущества в уголовном праве РФ. В УК 2018 года конфискация как мера уголовно-правового воздействия предусмотрена за 74 вида преступлений. Помните, что окончательное решение принимает суд, он же определяет правовое положение вещей.

Видео: Конфискация имущества

Конфискация статистика

Новый законопроект о конфискации имущества у родственников коррупционеров — давняя мечта Следственного комитета. Однако в нынешней ситуации эта мера может привести не к усилению борьбы с коррупцией, а к новому ее разгулу и произволу.

Споры о конфискации имущества как наказании за экономические преступления не стихают в течение последних 20 лет, однако на прошлой неделе они приобрели вполне конкретный характер готовящихся поправок в Уголовный кодекс. Депутат от КПРФ Юрий Синельщиков подготовил изменения в УК, позволяющие конфисковывать имущество у родственников лиц, совершивших коррупционные преступления, если будет доказано, что эта собственность приобретена на незаконно полученные средства. Есть и другой законопроект депутата Ильи Костунова, по которому конфисковывать предлагается и имущество осужденного, переданное третьим лицам и компаниям «безвозмездно или за плату, явно несоизмеримую стоимости этого имущества».

Зампредседателя комитета по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев объясняет, как может работать норма о конфискации имущества у родственников осужденных: их надо будет обязать отчитываться об источниках появления имущества. «Там, где они не смогут отчитаться, имущество можно будет конфисковать по иску прокурора в порядке гражданского судопроизводства».

Ранее похожие идеи уже оглашал председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин. СКР выступает за расширение сферы применения конфискации за тяжкие коррупционные преступления. Если раньше, в советские годы и в начале 1990-х, конфискация прежде всего рассматривалась как наказание за преступления (сначала против государства и государственной службы, потом и за экономические преступления), в середине 1990-х она приобрела другой, не совсем ясный статус. В УК предусмотрен порядок изъятия в доход государства имущества и средств, добытых преступным путем, но конфискация исключена из системы наказаний и отнесена к «иным мерам уголовно-правового характера». В Уголовно-процессуальном кодексе также предусмотрена конфискация «имущества, денег и иных ценностей, полученных в результате преступных действий либо нажитых преступным путем». СКР же выступает за восстановление ее как вида уголовного наказания, чтобы можно было конфисковывать не только нажитое преступным путем имущество коррупционера, но и его личное имущество, за исключением самых необходимых для жизни и быта вещей.

Формальная цель нынешней инициативы депутатов — включение России в международную систему борьбы с отмыванием преступных доходов и реализация Конвенции ООН против коррупции в части противодействия незаконному обогащению чиновников. Цель благородная, но у предложенных мер есть несколько принципиальных изъянов: прежде всего противоречие основополагающим принципам международного права, а также ничем не обоснованное расширение полномочий работников следственных органов.

В случае принятия законопроектов о конфискации имущества будут нарушены не только базовые принципы действующего российского законодательства, но и нормы международного права — Конвенция о защите прав и свобод человека от 1950г., которая, в частности, гласит: «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком». А согласно новой законодательной инициативе не только обвиняемый, но и его родственники уже заранее виновны, поскольку изначально должны доказать, что их имущество нажито не преступным путем. Бывают случаи, когда можно проследить источник возникновения средств, которые пошли на покупку квартиры или машины, и установить, что они получены преступным путем. Если же узнать это нельзя, то противоестественна с точки зрения и Конституции, и международных обязательств сама идея о том, что за преступления одних должны отвечать другие.

Есть ли аналоги предложенных мер в законодательстве других государств? Сама возможность конфискации преступно нажитого имущества предусмотрена в большинстве стран мира. Но чаще всего (как, например, в Германии) это обеспечительная мера, которая позволяет государству изъять орудия преступления или обеспечить исполнение наказания.

Лишь в небольшом числе стран общая конфискация имущества сохраняется в уголовном законодательстве как дополнительное наказание, да и в этих случаях часто применяется ограниченно, так как оказывает крайне существенное влияние на условия жизни не только осужденного, но и его семьи. Во Франции конфискация может применяться только за преступления против человечества, а также незаконные производство, ввоз и вывоз наркотиков. В Мадагаскаре — за преступления против государства, совершенные в военное время, а также в отношении лиц, скрывающихся от ответственности за преступления в других государствах. В Судане — за преступления против конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности государства. И во всех этих случаях идет речь о конфискации имущества у самого осужденного, но не у его родственников и третьих лиц.

Таким образом, в мировой практике в принципе не рассматривается ситуация, когда за действия лица, совершившего преступления, могут отвечать — пусть и имуществом — его родственники. В любом цивилизованном государстве введение таких законов получило бы жесткое неприятие со стороны гражданского общества.

Критики существующего сейчас в России порядка конфискации имущества, прежде всего из числа работников правоохранительных органов, утверждают, что сейчас из-за несовершенства законодательства имущество, нажитое преступным путем, остается недосягаемым — зачастую оно оформлено на родственников и третьих лиц. В качестве доказательства приводится статистика судебного департамента ВС РФ: за первое полугодие 2014г. конфискация имущества была назначена всего 200 осужденным по приговору суда.

Однако редкое применение конфискации связано в первую очередь с неумением грамотно применять уже существующие нормы закона. Чтобы добраться до имущества, нажитого преступным путем, следствие должно доказать не только вину коррупционеров, но и незаконное происхождение денег и ценностей, а также то, что лицо, на которое оформлено имущество, знало или должно было знать о его преступном происхождении. Этого зачастую не делается: следователи не хотят или же в силу отсутствия необходимой квалификации не могут доказать эти факты.

Лоббисты поправок о конфискации хотят создать правовую возможность для изъятия имущества у произвольного круга лиц без необходимой доказательной базы. Кроме того, нечестные сотрудники правоохранительных органов могут использовать такую конфискацию имущества у родственников как способ давления на них и склонения к даче признательных показаний. Как поступить подозреваемому, если встанет выбор — дать показания, нужные следствию, или поставить на грань выживания свою семью? Расширение возможностей по безвозмездному изъятию имущества граждан может также стать инструментом дополнительного давления на неугодных чиновников и членов их семей.

Наконец, в новой законодательной инициативе есть и серьезная коррупционная составляющая: принятие поправок может привести к увеличению количества взяток и их прямому вымогательству со стороны следственных органов, поскольку их полномочия расширяются, а четких критериев установления законности имущества не предлагается.

И при этом нельзя сказать, что у государства нет возможностей контроля за доходами и имуществом чиновников. Государственные органы, в том числе прокуратура, вправе на постоянной основе проверять достоверность деклараций о доходах и имуществе всех государственных и муниципальных служащих, запрашивать документы из налоговых органов, ГИБДД и т.п.

Как показывает практика, в том числе мировая, усиление мер уголовной ответственности само по себе не влечет снижения преступности в той или иной области. Эффективным фактором воздействия может быть лишь неотвратимость наказания для всех, совершивших коррупционные преступления, независимо от их статуса и положения в системе власти.

Всеволод Сазонов, доктор юридических наук, председатель коллегии адвокатов «Сазонов и партнеры»

Спецконфискация-2016: принципы действия и потенциальные риски

С конца 2015 года внимание общественности привлечено к так называемому «закону о специальной конфискации». Принятие закона обосновывалось, в частности, требованиями Европейского Союза, как одного из обязательных пунктов Плана действий по либерализации визового режима для Украины. Кроме того, как утверждали авторы закона, его принятие должно усилить борьбу с коррупцией в стране.

В средствах массовой информации начали активно обсуждать потенциальные риски специальной конфискации (далее также — СК), среди которых наиболее часто называли возможность ареста и изъятия в доход государства имущества третьих лиц, не причастных к преступлению. По мнению многих экспертов институт СК может существенно увеличить возможности для злоупотребления со стороны правоохранительных органов и привести к активному завладению активами добросовестных физических и/или юридических лиц.

Хотелось бы стразу подчеркнуть, что отдельного, специального закона, который регулировал бы вопросы, связанные с СК, нет (как, например, есть специальные законы: ЗУ «Об ипотеке» или ЗУ «Об акционерных обществах»). Специальная конфискация и процедура ее применения в Украине регламентирована Уголовным и Уголовным процессуальным кодексами Украины.

Формальным основанием для появления в Украине института специальной конфискации стал Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины» № 222-VII, принятый 18.04.2013 г. (вступил в силу 15.12.2013 года).

Примечательно, что указанный выше закон от 18.04.2013 года был подписан Виктором Януковичем — действующим на то время Президентом Украины, однако особого общественного резонанса не вызвал. Одной из причин достаточно прохладного внимания общественности к такому событию могло быть отсутствие в новом институте четкого механизма ареста и конфискации имущества именно у третьих лиц, не причастных к совершению преступления.

В дальнейшем механизм специальной конфискации изменялся в 2013, 2014, 2015 и 2016 годах, что лишний раз иллюстрирует известную фразу — «нет предела совершенству».

В конце 2015 года очередные законы, вносившие изменения в процедуру СК, а именно: Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно отдельных вопросов наложения ареста на имущество с целью устранения коррупционных рисков при его применении» № 769-VIII от 10.11.2015 г. и Закон Украины «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении» № 770-VIII от 10.11.2015 г. в информационном пространстве получили условное название «закон о специальной конфискации» и, как уже отмечалось, вызвали довольно активное обсуждение в средствах массовой информации.

Однако, не успели еще юристы изучить «закон о специальной конфискации» 2015-го года, как механизм СК был изменен снова, на этот раз — Законом Украины «О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины относительно выполнения рекомендаций, содержащихся в шестом докладе Европейской комиссии о состоянии выполнения Украиной Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины, относительно усовершенствования процедуры ареста имущества и института специальной конфискации» № 1019-VIIІ от 18.02.2016.

Давайте хотя бы в общих чертах попробуем разобраться, что же скрывается за часто употребляемым в последнее время термином «специальная конфискация», с которой Украина живет, как оказывается, с 2013 года.

СПЕЦКОНФИСКАЦИЯ В ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ

В юридической литературе тема специальной конфискации считается одной из самых дискуссионных и неоднозначных, поэтому автор попытается сосредоточится на практических нюансах этого вопроса, не вникая в «тонкие» теоретические аспекты поднятой темы.

Специальная конфискация уже давно применяется в большинстве других стран, постепенно заменяя собой общую конфискацию. К таким странам относятся, например, Австрия, Азербайджан, Белоруссия, Бельгия, Болгария, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Литва, Португалия, Российская Федерация, Турция, Франция, Чили, Швеция, Швейцария, Эстония.

Также следует отметить, что не везде существует и единое понятие (институт) специальной конфискации. Так, в уголовном праве Австрии, Англии, Германии, США, Швейцарии и ряда других стран четко различаются два вида этой меры: конфискация имущества (материальной выгоды, полученной в результате преступления) и конфискация (изъятие) средств и орудий преступления.

Есть страны, где общая конфискация параллельно существует со специальной конфискацией (например, во Франции, в некоторых странах СНГ).

Применение СК также предусмотрено рядом международных правовых актов, в частности — Директивой Европейского Парламента и Совета от 03 апреля 2014 года № 2014/42/ЕС «О замораживании и конфискации средств совершения преступлений и доходов от преступной деятельности в Европейском Союзе».

Таком образом устойчивой тенденцией в мировой практике является замена общей конфискации на специальную. Считается, что СК более гуманная мера воздействия на преступников и в тоже время более эффективная, чем общая конфискация, поскольку позволяет изымать все активы (доходы), полученные в результате совершения преступления и при этом не «отбирает» законно приобретенное имущество.

Специальной конфискации в рамках украинского законодательства можно в самом общем виде дать следующее определение — принудительное, безвозмездное изъятие по решению суда в собственность государства денег, ценностей и иного имущества, которое связано с совершением преступления (общественно-опасного деяния), в том числе получено в результате его совершения, является доходом от незаконно полученного имущества, или использовано для противоправных действий (орудие, средства, предмет преступления), как у лица, совершившего преступление (общественно-опасное деяние), так и у третьих лиц, которым такое имущество было передано.

Как видно из изложенного выше, понятие «специальная конфискация» имеет ряд схожих критериев с термином «общая конфискация», под которым Уголовный кодекс Украины подразумевает принудительное, безвозмездное изъятие по решению суда в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного.

Неудивительно, что в юридической науке существует мнение о том, что СК является видом общей конфискации.

СПЕЦИАЛЬНАЯ И ОБЩАЯ КОНФИСКАЦИЯ: В ЧЕМ РАЗНИЦА?

Памятуя об известной пословице «все познается в сравнении», попробуем разобраться в механизме специальной конфискации, сравнив ее с общей конфискацией.

1. Согласно украинского законодательства общая конфискация является видом наказания, в то же время СК — мера уголовно-правового характера. Таким образом, законодатель разместил эти два правовых института в Уголовном кодексе Украины в разных разделах, подчеркивая их разную правовую суть, что имеет не только теоретический, но и практический характер. Дело в том, что такой подход законодателя позволяет применить к осужденному как общую конфискацию, так и СК в рамках одного приговора, т.е. одновременно. И судебная практика подтверждает такой вывод.

2. Схожа, а в некоторых случаях идентична, сфера применения общей конфискации и СК в разрезе составов преступлений, предусмотренных особой частью УК Украины.

Так, общая конфискация применяется при совершении умышленных тяжких и особо тяжких корыстных преступлений, а также за преступления против основ национальной безопасности и гражданской безопасности независимо от степени тяжести преступления в случаях, прямо предусмотренных УК Украины.

Специальная конфискация применяется при совершении умышленного преступления (общественно-опасного деяния), за которое предусмотрено лишение свободы или штраф в размере свыше 3-х тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, а также за совершение ряда иных преступлений (общественно-опасных деяний), согласно перечня, установленного ст.96-2 УК Украины.

Как видно из сказанного, сфера применения СК намного шире, однако практически во всех случаях применения общей конфискации возможно одновременное применение СК.

3. Общая конфискация применяется к имуществу только осужденного.

В свою очередь, сфера применения специальной конфискации существенно шире. Так, СК может быть применима к имуществу:

a) лица, совершившего преступление (общественно -опасное деяние):

• лица, которое не подлежит уголовной ответственности в связи с не достижением определенного возраста или невменяемостью;

• лица, освобожденного от уголовной ответственности или наказания.

b) третьих лиц (в определенных случаях).

4. При общей конфискации изымается имущество, принадлежащее на праве собственности осуждённому, не зависимо от того, когда, каким образом оно было приобретено и связано ли это имущество каким-либо образом с совершенным преступлением или нет.

В случае специальной конфискации подлежит изъятию только имущество, которое так или иначе связано с совершением преступления (общественно-опасного деяния), а именно:

а) имущество, полученное в результате совершения преступления и/или является доходом от такого имущества;

б) предназначалось (использовалось) для склонения лица к совершению преступления, финансирования и/или материального обеспечения преступления или вознаграждения за его совершение;

в) было предметом преступления (кроме того, которое возвращается владельцу или переходит в собственность государства);

г) было подыскано, изготовлено, приспособлено или использовано как средство или орудие совершения преступления, кроме того, которое возвращается владельцу (законному владельцу), который не знал и не мог знать о его незаконном использовании.

5. При общей конфискации отсутствует процессуальная возможность изъятия имущества, которое связано с преступлением или получено в результате его совершения, однако на момент вынесения приговора, передано третьему лицу.

Специальная конфискация предусматривает, что имущество, переданное лицом, совершившим преступление (общественно-опасное деяние), третьему лицу может быть конфисковано при определенных обстоятельствах, а именно:

если третье лицо (получатель имущества) знало или должно было знать, что получаемое имущество: а) получено в результате совершения преступления и/или является доходом такого от имущества и/или б) предназначалось (использовалось) для склонения лица к совершению преступления, финансирования и/или материального обеспечения преступления или вознаграждения за его совершение и/или в) было предметом преступления (кроме того, которое возвращается владельцу или переходит в собственность государства) и/или было подыскано, изготовлено, приспособлено или использовано как средство или орудие совершения преступления, кроме того, которое возвращается владельцу (законному владельцу), который не знал и не мог знать об его незаконном использовании.

При этом, для целей СК не имеет значения каким образом третье лицо получило или приобрело такое имущество — безвозмездно или на платной основе, по цене ниже рыночной, выше рыночной или по рыночной.

Также следует отметить, что законодатель при этом установил норму, согласно которой СК не может быть применена к имуществу, которое находится в собственности добросовестного приобретателя.

В соответствии с положениями Гражданского кодекса Украины добросовестный приобретатель — это лицо, которое приобрело имущество у другого лица, которое не имело право осуществлять такое отчуждение, о чем приобретатель не знал и не должен был знать.

Не совсем понятно, как норма о добросовестности коррелируется с нормой, о том, что третье лицо знало или должно было знать о связи имущества с преступлением. Является ли добросовестность в понимании Гражданского кодекса Украины отдельным основанием для «освобождения» третьего лица от возможной СК или эта норма дополняет установленные УК Украины критерии, на данный момент не совсем понятно.

Можно предположить, что законодатель нормой о добросовестности в рамках института СК еще раз подчеркивает, что у третьего лица можно изъять имущество только при условии установления в судебном порядке на основе достаточных доказательств того, что третье лицо знало или должно было знать об указанных выше обстоятельствах «связанности» приобретенного имущества с преступлением (общественно-опасным деянием).

Интересны в разрезе вопросов о добросовестности третьего лица критерии, которыми оперирует Директива Европейского Парламента и Совета от 03 апреля 2014 года № 2014/42/ЕС при определении возможности специальной конфискации у третьего лица, — разумное допущение, что имущество могло быть приобретено в результате доходов от преступной деятельности, поскольку стоимость имущества не соответствует размеру официального дохода.

6. При применении общей конфискации отсутствует возможность изъятия имущества, которое было использовано, превращено в другое имущество, отчуждено добросовестному приобретателю (т.е. лицу, которое не знало и не могло знать, что имущество связано с преступной деятельностью), или иным образом выбыло из владения лица.

Институт специальной конфискации предусматривает, что в случае если деньги, ценности и иное имущество, были полностью или частично преобразованы в другое имущество, то специальной конфискации подлежит полностью или частично преобразованное имущество. Если конфискация денег, ценностей и иного имущества, невозможна в результате их использования или невозможности выделения из приобретенного законным путем имущества, или отчуждения, или по другим причинам, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, соответствующей стоимости такого имущества.

СПЕЦКОНФИСКАЦИЯ В УПК

Изложенное выше касалось норм, размещенных законодателем в Уголовном кодексе Украины.

В то же время, Уголовный процессуальный кодекс Украины также содержит ряд норм, регулирующих применения СК. Существенное место в таком регулировании занимает ст. 100 УПК Украины. Согласно указанной статьи вопрос о специальной конфискации решается судом при принятии судебного решения, которым заканчивается уголовное производство. В случае закрытия уголовного производства следователем или прокурором вопрос о специальной конфискации решается постановлением суда на основании соответствующего ходатайства.

При этом законодатель установил ряд норм, которые, в основном, дублируют и в некоторых случаях детализируют нормы СК, содержащиеся в Уголовном кодексе Украины.

В частности, статья 100 УПК Украины предусматривает, что:

— деньги, ценности и иное имущество, которые подысканы, изготовлены, приспособлены или использованы как средства или орудия совершения уголовного преступления и/или сохранили на себе его следы, конфискуются, кроме случаев, когда собственник (законный владелец) не знал и не мог знать об их незаконном использовании. В таком случае указанные деньги, ценности и иное имущество возвращаются владельцу (законному владельцу);

— деньги, ценности и иное имущество, которые предназначались (использовались) для склонения лица к совершению уголовного преступления финансирования и/или материального обеспечения уголовного преступления или вознаграждения за его совершение, конфискуются;

— имущество, которое было предметом уголовного правонарушения, связанного с незаконным оборотом и/или изъятое из оборота, передается соответствующим учреждениям или уничтожается;

— имущество, которое не имеет никакой ценности и не может быть использовано, уничтожается, а в случае необходимости — передается в криминалистические коллекции экспертных учреждений или заинтересованным лицам по их просьбе;

— деньги, ценности и иное имущество, которые были предметом уголовного преступления или иного общественно-опасного деяния, конфискуются, кроме тех, которые возвращаются владельцу (законному владельцу), а если он не установлен — переходят в собственность государства в установленном Кабинетом Министров Украины порядке;

— деньги, ценности и иное имущество, полученные физическим или юридическим лицом в результате совершения уголовного преступления и/или которые являются доходами от такого имущества, а также имущество, в которое они были полностью или частично преобразованы, конфискуются.

Особый интерес вызывает п. 6-1 ч. 9 ст. 100 УПК Украины, который, кстати, появился еще в начале 2015 года, на основании Закона Украины № 198-VIII от 12.02.2015 г.

Указанный п.6-1 предусматривает, что имущество (денежные средства или иное имущество, а также доходы от них) осужденного за совершение коррупционного преступления, легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, а также его связанного лица, конфискуется, если в суде не подтверждена законность оснований приобретения прав на такое имущество.

Связанными лицами осужденного являются юридические лица, которые при его содействии получили в собственность или пользование указанное имущество.

Если суд признает отсутствие законных оснований приобретения прав на часть имущества, то конфискуется эта часть имущества осужденного, а в случае невозможности выделения такой части — ее стоимость. В случае невозможности конфискации имущества, законность оснований приобретения прав на которое не было подтверждено, на осужденного возлагается обязанность оплатить стоимость такого имущества.

По мнению автора, фактически законодатель попытался этим пунктом дополнить механизм СК, предусмотренный в Уголовном кодексе Украины, новой нормой, существенно расширяющей возможности СК.

Так, изложенный в Уголовном кодексе Украины механизм специальной конфискации предусматривает изъятие имущества, имеющего определенную связь с преступлением (общественно-опасным деянием), которое рассматривается на текущий момент в судебном порядке. В то же время при формальном анализе п. 6-1 ч. 9 ст. 100 УПК Украины можно сделать вывод, что законодатель пытается распространить сферу применения СК на все имущество лица, совершившего коррупционное преступление, без привязки к конкретному расследуемому преступлению. По мнению автора, без изменений в УК Украины, применять ч. 6-1 ч. 9 ст. 100 УПК Украины в «более широкой трактовке» не является правильным.

Кстати, норма п.6-1 ч.9 ст. 100 УПК Украины очень похожа на механизм, заложенный в законопроекте №4057 «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины об особенностях обращения в доход государства денежных средств, валютных ценностей, государственных облигаций Украины, казначейских обязательств Украины, драгоценных металлов и/или камней и доходов от них до принятия приговора суда». Этот законопроект иногда называют также «законом о предварительной специальной конфискации» или даже «законом о специальной конфискации».

Как минимум формально указанный законопроект не имеет отношения к СК, хотя фактически некоторые элементы механизма спецконфискации предусматривает.

Конечно, в случае трансформации законопроекта №4057 в закон, он заслуживает отдельного изучения, поскольку достаточно революционно подходит к вопросу изъятия имущества у физических лиц.

Хотелось бы также немного остановиться на вопросах наложения ареста на имущество, которое может быть предметом специальной конфискации.

Если до 2015 года арест мог быть наложен только на имущество подозреваемого (обвиняемого), то после принятия «законов о спецконфискации» конца 2015, начала 2016 годов ситуация в корне изменилась.

Теперь суд может наложить арест на имущество любых лиц, а не только подозреваемых или обвиняемых, если стороной следствия будет доказано наличие достаточных оснований считать, что имущество может подлежать специальной конфискации.

Как и было ранее, арест на имущество, в том числе для целей СК, по общему правилу накладывается определением следственного судьи или суда по ходатайству следователя (прокурора).

Однако в неотложных случаях, в уголовном производстве по тяжкому или особо тяжкому преступлению, предварительный арест может быть наложен по решению Директора НАБ Украины или его заместителя (по согласованию с прокурором) сроком на 48 часов. В течении 24 часов после наложения такого ареста, следователь должен обратиться к следственному судье с ходатайством о наложении ареста на такое имущество. Если в указанный срок следователь не обратился к следственному судье или в соответствующем ходатайстве было отказано, арест считается отмененным.

Кроме того, следует отметить, что согласно Закона Украины «О Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений» от 10.11.2015 г. № 772-VIII в стране будет создано Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученных от коррупционных и других преступлений.

Национальное агентство будет осуществлять в частности (но не ограничиваясь) следующие функции:

-формировать и вести Единый государственный реестр активов, на которые наложен арест в уголовном производстве;

— осуществлять управление арестованными и конфискованными активами;

— принимать арестованные активы на сохранение, если это определено судом;

— осуществлять контроль за сохранностью активов, на которые наложен арест;

— осуществлять меры по выявлению и розыску арестованных активов;

— организовывать реализацию активов, в отношении которых судом принято решение о конфискации / специальной конфискации.

Также, после изменения механизма СК 2016 года, третье лицо, имущество которого может быть арестовано, получило процессуальный статус и возможность участвовать в судебном заседании относительно рассмотрения вопроса об аресте.

Кроме того, у третьего лица появилась возможность подать апелляционную жалобу в части конфискованного имущества. Ранее таких возможностей у третьего лица не было. Однако, при этом сомнительным остается возможность третьего лица обжаловать судебное решение в кассационном порядке. По крайней мере, третье лицо, имущество которого подлежит СК, на сегодняшний день не включено в перечень лиц, имеющих право обратиться в ВССУ с кассационной жалобой.

Кроме того, не определен процессуальный статус третьего лица, имущество которого может быть конфисковано, при рассмотрении уголовного дела по сути, что лишает его права доказывать свою добросовестность и возражать относительно специальной конфискации переданного ему имущества.

Резюмируя изложенное, можно обозначить два существенных отличия и одну общую характерную черту между СК и общей конфискацией.

Общей чертой СК и общей конфискации можно назвать то, что государство и в одном и другом случае изымает у лица, совершившего преступление, имущество на основании решения суда.

Главным отличием СК от общей конфискации я бы назвал следующее:

1. При общей конфискации у преступника государство изымает все имущество или его часть, независимо то того, имело ли такое имущество отношение к совершенному преступлению или приобретено на законных основаниях; в то же время, при СК изымается только то имущество, которое связано с преступлением;

2. При конфискации имущество изымается только у преступника; в то же время, при СК имущество изымается как у преступника, так и у третьих лиц, которым имущество, связанное с преступлением, было передано (продано, подарено и т.п.).

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

Если проиллюстрировать изложенное выше на примере, то можно представить следующую, очень упрощенную ситуацию.

Чиновник (служебное лицо) получил взятку (неправомерную выгоду) в размере одного миллиона гривен и, допустим, катер. (Практикующий адвокат, конечно, знает, что, как правило, если лицо привлекают к уголовной ответственности за получение неправомерной выгоды, то предмет взятки фиксируется и изымается правоохранительными органами в момент ее получения и фактически подозреваемый не успевает ею распорядиться. Однако этот состав преступления удобен для иллюстрации механизма СК.)

Кроме того, на момент совершения преступления у чиновника уже было в собственности: дом, подаренный ему родителями, приобретенные самостоятельно земельный участок и автомобиль, а также 200 000 грн. на депозитном счету.

Из незаконно полученных доходов чиновник: перечисляет 100 000 грн. брату на депозитный счет; катер дарит отцу; за 700 000 грн. покупает и регистрирует за собой еще один автомобиль, 100 000 грн. вносит на новый депозитный счет, 100 000 грн. тратит на отдых.

При общей конфискации

Суд, вынося обвинительный приговор и применяя общую конфискацию, мог изъять у чиновника все имущество, которое у него было в собственности на момент вынесения приговора, как приобретённое до совершения преступления (земельный участок, подаренный дом, автомобиль, деньги на «старом» депозитном счете) так и незаконно приобретенное в результате совершения преступления имущество, а именно — новый автомобиль и деньги на «новом» депозитном счету.

При специальной конфискации

При применении специальной конфискации ситуация была бы несколько иной.

Дом, подаренный родителями, ранее приобретенный автомобиль, земельный участок не являются предметом специальной конфискации и остаются у чиновника, поскольку они получены до совершения преступления (или чиновник, в случае применения судом подпункт 1 пункта 6-1 части 9 статьи 100 УПК Украины, сумел доказать правомерность их приобретения).

В тоже время, у чиновника в порядке спецконфискации изымается новый автомобиль, приобретенный за незаконно полученные деньги, 100 тыс. грн., внесенные на его депозитный счет из суммы взятки (неправомерно полученной выгоды). Также подлежит конфискации фактически потраченная на отдых часть взятки в размере 100 000 грн., точнее ее эквивалент.

Кроме того, может быть изъято: 100 тысяч грн. у брата чиновника и полученный в качестве взятки катер, впоследствии подаренный отцу, при условии, что сторона следствия докажет, что указанные третьи лица (брат и отец) знали или должны были знать о том, что они получили имущество, которое связано с преступной деятельностью.

Касательно практики применения специальной конфискации, на взгляд автора, в той части, где СК и общая конфискация имеют общие черты — а именно изъятие в доход государства имущества непосредственно преступника или орудий, средств и предметов преступления, судебная практика существенно не изменилась. По большому счету, изымая имущество у осужденного вместо термина «конфискация» суды начали применять термин «специальная конфискация» или оба термина одновременно.

Что касается той части специальной конфискации, которая предусматривает возможность конфискации имущества, полученного преступным путем и переданного третьим лицам, потраченного или преобразованного в иное имущество, то такая практика пока на стадии формирования.

Отсутствие такой практики имеет и объективные причины — относительная новизна института специальной конфискации и довольно высокая интенсивность внесения изменений в него.

Поэтому об устоявшейся практике применения специальной конфискации именно в разрезе ее отличий от общей конфискации, говорить на сегодняшний день пока не приходится.

Относительно «новый» институт специальной конфискации далек, конечно, от совершенства и требует дальнейшей доработки как в плане законодательных изменений, так и в разрезе предоставления разъяснений практики применения соответствующих норм как Верховным Судом Украины, так и Высшим специализированным судом Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел.

В частности, на сегодняшний день можно выделить следующие проблемные вопросы СК:

— отсутствие четких критериев для определения так называемой добросовестности при приобретении имущества третьими лицами у лица, совершившего преступление (общественно-опасное деяние);

— не урегулирован вопрос об имущественных последствиях в связи с изъятием имущества у третьих лиц (в частности, непонятно имеют ли такие лица право на возмещение ущерба от преступника, какой правовой статус сделок, предмет которых впоследствии конфискуется и т.п.);

— не урегулирован вопрос разумности срока ареста имущества при СК (например, часто бывает, что арестовали имущество, в том числе запретили пользоваться, а уголовное производство впоследствии становили; таким образом на практике имущество лица может быть арестовано на 10 -15 лет);

— не урегулирован вопрос о том, можно ли применить арест имущества, в связи с преступлениями, совершенными до момента появления института специальной конфискации).

— отсутствие четких критериев, по которым судья (суд) может наложить арест для целей СК;

— отсутствие процессуального статуса третьего лица при рассмотрении уголовного дела, и как следствие — отсутствие возможности доказывания таким лицом при рассмотрения дела по сути добросовестности приобретения (получения) имущества;

— отсутствие у третьего лица возможности кассационного обжалования судебного решения в части специальной конфискации.

Подытоживая изложенное, можно сделать некоторые выводы о новом институте:

институт специальной конфискации в целом соответствует общественным интересам, международному праву и общей тенденции мировой практики в этом вопросе;

при отсутствии злоупотреблений со стороны правоохранительных органов и судов, институт специальной конфискации может способствовать профилактике преступлений и справедливому наказанию;

несмотря на «благие намерения» законодателя, институт СК может быть использован для неправомерного завладения имуществом, давления на подозреваемых (обвиняемых) и третьих лиц, поскольку значительно расширяет процессуальные возможности органов следствия и содержит слишком «размытые» для наших реалий формулировки правовых норм;

институт специальной конфискации подлежит совершенствованию, прежде всего в части недопущения злоупотреблений со стороны правоохранительных органов и судов, а также в части определения статуса третьих лиц при рассмотрении вопроса о специальной конфискации и критериев определения их добросовестности;

значительно возрастут риски конфискации, ареста и иного обременения имущества, как у лиц, которых непосредственно привлекают к уголовной ответственности, так и у аффилированных им лиц;

увеличатся риски конфискации, ареста и иного обременения имущества для добросовестных приобретателей имущества, поскольку они могут «попасть» на покупку активов у лица, впоследствии привлеченного к уголовной ответственности.

В завершении публикации, хотелось бы посоветовать всем заинтересованным лицам принять превентивные меры, направленные на недопущение незаконного ареста и/или изъятия имущества, пока «маховик спецконфискации только раскручивается», практика ее применения находится в процессе стадии становления, а законодательство содержит ряд пробелов.

В частности, приобретателям дорогостоящего имущества следует позаботится о том, что бы условия сделок были отработаны до мелочей и содержали положения, минимизирующие риски специальной конфискации.

Смотрите еще:

  • Закон о административных правонарушениях по калужской области Закон Калужской области от 28 февраля 2011 г. N 122-ОЗ "Об административных правонарушениях в Калужской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Калужской области от 28 февраля 2011 […]
  • Приватизация жилья законодательство Закон Украины "О приватизации государственного жилищного фонда" Закон о приватизации определяет правовые основы приватизации государственного жилищного фонда, его дальнейшего использования […]
  • Занятия танцами для детей 4-5 лет Школа танцев для детей 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12 лет в Екатеринбурге Школа танцев для детей 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12 лет в Екатеринбурге Танцы для детей – это танцевальный […]
  • Ст1425 п4 коап рф Регистрация фирм. Регистрация Общества с ограниченной ответственностью. Первое, что необходимо при регистрации ООО, ответить на следующие вопросы: 1. Название Общества.2. Данные на […]
  • 4 статьи 1216 коап рф Штраф за несоблюдение требований дорожных знаков в 2018 году Все водители обязаны соблюдать требования дорожных знаков. Они бывают предупреждающие, знаки приоритета, запрещающие, […]
  • Адвокат силин Сілін Віктор Олександрович Полная занятость, неполная занятость. Возраст: 42 года Город: Кривой Рог Готов переехать в: Днепр, Киев Контактная информация Соискатель указал телефон и эл. […]
  • Статья 67 федерального закона 2007 ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 26 июля 2017 года №190-ФЗ О внесении изменений в статьи 65 и 67 Федерального закона "Об исполнительном производстве" Принят Государственной Думой […]
  • Земельный участок в анапском районе Купить участок в станице Анапская, Анапский район, Краснодарский край Форма поиска Участок 5 сот. Анапский р-н., ст-ца. Анапская, ЛПХ Газ: есть Продается земельный участок в станице […]

Комментарии запрещены.