Адвокат правительства это

Михаил Барщевский: «Если юрист не любит людей – пусть немедленно сменит профессию»

О том, как была создана первая в России частная адвокатская фирма, а затем образована должность с самым длинным названием, рассказывает человек, который, кажется, научился предвидеть наперед и опережать свое время, тот, кто, даже работая госслужащим, называет себя адвокатом, полномочный представитель Правительства России в КС РФ и ВС РФ, действительный государственный советник 1 класса, заслуженный юрист РФ, д. ю. н., профессор кафедры Адвокатуры и нотариата Университета имени О.Е. Кутафина Михаил Барщевский.

Начало пути, или «С точки зрения познания жизни профессия юриста оказалась лучшей»

Михаил Юрьевич, Ваш прадед, бабушка, отец – все были юристами. Казалось бы, Ваша будущая профессия была предопределена еще в детстве. И тем не менее, в разных интервью Вы говорите то об актерских и режиссерских амбициях, то о желании стать писателем. Так кем Вы все-таки видели себя в детстве и почему выбор пал именно на юриспруденцию?

Где-то в старших классах школы я начал писать прозу. Несколько моих рассказов родители показали очень серьезным и известным писателям, благо, круг общения семьи это позволял. После их прочтения все сказали одно и то же: перо у мальчика есть, но жизни не знает совсем. Это предопределило мой выбор в пользу профессии географа. Мне казалось, что в ней есть особая романтика: ходить в экспедиции, общаться с разными людьми. Я записался в школу юных географов при МГУ имени М.В. Ломоносова, отлично ее окончил, но в силу анкетных данных быть принятым в Университет оказалось невозможным. И тогда у меня встал выбор: идти по стопам матери в актеры или по стопам отца в юристы. Надо было поступить в институт, потому что в армию мне идти совсем не хотелось (к слову, чуть позже меня комиссовали по состоянию здоровья, так что мои опасения были напрасны). В общем, я тогда сдал экзамены в Театральный институт имени Бориса Щукина (более известный как Щукинское училище). Тогда мой отец пришел к руководителю курса и спросил, есть ли у мальчика талант, на что тот ответил, что какая-то искра Божья есть, но что будет на выходе – никто заранее не знает. После этого папа сказал мне: «Если быть актером, то гениальным. Тебе семью надо будет кормить. Получи диплом юриста, а потом уже иди поступай в театральный». Так я поступил во Всесоюзный юридический заочный институт (ныне Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина).

Не жалели потом об этом выборе?

Нисколько. Я так увлекся профессией, мне настолько было интересно учиться, а главное – я понял, что с точки зрения познания жизни профессия юриста оказалась лучшей. А вот уже в рамках профессии адвоката, как позже выяснилось, есть полная возможность реализовать и актерские, и режиссерские амбиции. Поэтому я не жалею о том, что жизнь сложилась так, как она сложилась.

Вы начали преподавать cразу после окончания вуза?

Да, я преподаю с 1978 года. Первое время мне это было очень интересно. Я тогда молодо выглядел и когда входил в аудиторию, слушатели воспринимали меня как нового студента. Тогда я подсаживался к кому-нибудь и минут 5-10 слушал, о чем болтают «сокурсники», и что они думают о преподавателе, который сейчас подойдет. Было забавно.

После получения диплома о высшем образовании Вы поступили в аспирантуру Института государства и права АН СССР (сегодня Институт государства и права Российской академии наук).

Да, и в 1984 году я уже защитил кандидатскую диссертацию по наследственному праву. Меня тогда очень поддержал Владимир Александрович Рясенцев, выдающийся ученый, заведующий кафедрой гражданского права, который посоветовал мне заниматься наукой.

Я знаю, что на защиту докторской диссертации Вас «благословил» сам Олег Емельянович Кутафин. Расскажите эту историю.

«Благословил» – это еще мягко сказано. Тут надо применить термин «заставил». Расскажу обо всем по порядку.

В то время я был доцентом, преподавал во Всесоюзном юридическом заочном институте под началом Олега Емельяновича Кутафина. При этом у меня с ним были очень добрые отношения и мы никогда не общались как начальник-подчиненный. Он был для меня авторитетом, я его очень уважал, но никак от него не зависел, так как основная, «кормившая» меня работа, была адвокатура.

Защищать докторскую в мои планы не входило, поскольку ничего мне не давало. Это сейчас стало модно быть докторами наук, а тогда, в 1990-е, ученая степень никому не нужна была. И вот в 1997 году я написал книгу «Организация деятельности адвокатуры в России», в которой были довольно резкие суждения. Тут мне неожиданно звонит Олег Кутафин и спрашивает: «Миш, а ты вообще понимаешь, чего ты написал? Приезжай ко мне, обсудим». Я сразу подумал, что написал какую-то антисоветчину и ничего хорошего мне это не сулит. И вот я еду к нему и думаю: «Сейчас меня попросят подать заявление об увольнении». Захожу в кабинет к Олегу Емельяновичу, а он мне с порога: «Докторскую будешь защищать по своей книжке». Я опешил. Тогда Кутафин мне и говорит: «Я тебя когда спросил, понимаешь ли ты, что написал, я имел в виду, что ты докторскую написал!» Я тогда ничего вразумительного не сказал и уехал. Через час мне звонит Марткович Израиль Борисович, заведующей кафедрой адвокатуры, с которым меня связывали очень дружеские отношения, и говорит: «Миш, ты хочешь, чтобы меня из института выгнали? Ты чего меня с Олегом ссоришь? Олег сказал, если ты не защитишь докторскую, мне не жить». Короче, я написал доклад и пошел защищаться. Рассказывают, что Олег Емельянович очень редко приходил на защиту, а тут только я начал докладывать, входит Кутафин. Он тогда просидел до последней минуты, даже спросил о чем-то. Естественно, защита прошла на ура: авторитет Олега Емельяновича сподвигнул остальных членов комиссии вопросов не задавать, по крайней мере, плохих.

«Адвокатура – работа тяжелая», или Как Барщевский первую юрфирму открыл

В 1989 году фондом «Сорос» и «Фондом культурной инициативы» были организованы международные стажировки, на которые Вам удалось попасть в числе первых. Расскажите, что больше всего поразило молодого юриста в ведущих западных юридических фирмах «Milbank, Tweed, Hadley & McCloy» (США) и «Bureau Ricchi» (Франция), где Вы стажировались?

Франция на меня произвела меньшее впечатление, чем Америка, от которой я был в восторге. Первое, что бросилось в глаза в США – наличие клубники в магазинах в декабре месяце. Это был шок.

А вообще поразила роль юристов в жизни общества – по сравнению с Россией, она необычайно велика – и абсолютная узость коридора знаний американских коллег. Например, юрист по налогам про налоги знал все, но ничего не понимал относительно суда присяжных или уголовного права. Я, советский адвокат, лучше разбирался в американском праве, чем американские юристы, если брать вширь, но несопоставимо меньше, если брать вглубь, по отраслям. Меня это поразило, потому что наша система подготовки юристов подразумевает изучение зарубежного права. Но главное, что я понял после стажировок: в условиях рыночной экономики адвокат-одиночка не тянет, нужна команда, и поэтому я вернулся на Родину с мыслью создать юридическую фирму.

И тогда Вы основываете адвокатскую фирму «Московские юристы». В чем ее уникальность?

Это первая частная адвокатская фирма в России. До меня никому не приходило в голову создание такого рода организации. Помню, тогда многие знакомые крутили пальцем у виска, не понимая, зачем мне это надо. С середины 1980-х я уже был очень востребованным адвокатом, много зарабатывал и, на первый взгляд, казалось, что не нужно ничего менять, раз все и так хорошо. Но я понимал, что это не на долго.

Президиум московской городской коллегии адвокатов тоже отрицательно отнесся к этой идее, но его председатель, Хейфец Феликс Соломонович, меня все же поддержал. Можно сказать, что наша фирма была создана ради эксперимента. Законодательство того времени не предусматривало такой формы деятельности, и с 1990 года по 1992 год «Московские юристы» были полулегальны, с очень сложной структурой. Один кооператив, который был моим клиентом, создал юридическую фирму. Эта фирма заключила договоры на обслуживание с адвокатами, которые и были членами моей адвокатской фирмы. Клиенты формально приходили в кооператив, но работала с ними моя команда.

Многие связывают Вашу адвокатскую практику с именем Анатолия Чубайса [Михаил Юрьевич был адвокатом Анатолия Чубайса по делу против Минкина, Доренко, «Эха Москвы» и ОРТ. – Ред.]. Но ведь у Вас были и другие громкие дела. Можете рассказать о них?

Дело Чубайса я вел в 1996 году. До 1996 года у меня было очень много громких дел. Я не буду перечислять их все, да и многие я уже не помню. Скажу лишь, что Борис Николаевич Ельцин судился пять раз. Два раза его официально представляли адвокаты нашей фирмы, а три раза – формально представители службы безопасности Президента РФ, а готовили все материалы к суду мы. Но я никогда за громкими делами не гонялся, такой задачи у меня не было.

В одном интервью Вы признались, что работая адвокатом, брались либо за очень дорогие, либо за бесплатные дела. Очевидно, что одни приносили деньги и славу, а вторые – опыт и моральное удовлетворение.

Это не так. Дорогие дела приносили деньги, и тем самым давали возможность вести бесплатные дела. Как хорошо сказала одна гениальная женщина-адвокат Татьяна Георгиевна Кузнецова, «я принимаю участие в перераспределении прибавочной стоимости». Так вот, дорогие дела позволяли не только участвовать в перераспределении прибавочной стоимости, но и вести бесплатные дела. Да, бесплатные дела доставляли большее моральное удовольствие. Когда ты выигрываешь такое дело, на душе удовлетворение от того, что ты помог страждущему, которое не противовесится ощущением, что, на самом деле, ты еще и хорошо заработал. Вот тут чистое моральное удовлетворение, не отягощенное златом.

Сейчас от практикующих юристов все чаще приходится слышать, что суд перестал быть независимым, а «телефонное право» работает куда чаще, чем писаное. Как Вы оцениваете ситуацию с современной судебной системой?

Меня не столько огорчает современная судебная система, сколько положение современного судьи. Во-первых, судьи сейчас очень зависимы. Во-вторых, это зависимое положение, плюс ко всему, отягощается совершенно невероятной нагрузкой. Я вообще трудно себе представляю, как люди могут работать судьями: это не человечески тяжелый и ответственный труд, совершенно потогонная система. И при этом судью могут снять с должности за пять минут. Я сейчас довольно часто говорю и пишу о том, что нам необходимо срочно пересмотреть статус судьи, обеспечив ему реальную независимость, а также разгрузить суды. С моей точки зрения, необходимо ввести досудебный порядок урегулирования споров по очень большой категории дел, а также увеличить размер государственной пошлины, чтобы поход в суд стал дорогим удовольствием. Я думаю, это будет мотивировать людей договариваться до суда и без суда, что с одной стороны удовлетворяет принципу «худой мир лучше доброй ссоры», а с другой – разгрузит судей от порой совершенно бесспорных дел.

Работая адвокатом, Вы никогда не брались защищать убийц и насильников. А по какому принципу Вы выбирали себе дела? На что больше обращали внимание: на личность доверителя или перспективность дела?

Ни на то, ни на другое. Меня всегда привлекали нетривиальные дела, в которых можно было покопаться, что-то придумать. У меня даже был период, когда я брался представлять только тех людей, которым до меня отказало минимум два адвоката. Вот такие малоперспективные дела заводили меня гораздо больше, чем те, вероятность выигрыша в которых была максимальной.

А что касается зарока на защищать убийц и насильников, то сейчас я понимаю, что это было непрофессионально с моей стороны. Адвокат должен защищать любого, кто к нему обратился. Но поскольку я очень рано мог позволить себе выбирать дела, то я в качестве морального императива принял за правило обходить эту категорию лиц.

Что Вы можете посоветовать юристам, которые только начинают свой путь на адвокатском поприще?

Скажу высокопарные, но абсолютно искренние слова. Если юрист не любит людей – пусть немедленно сменит профессию. Что касается адвокатского поприща, адвокатура – работа чрезвычайно тяжелая с моральной точки зрения. Сегодня у нас, к сожалению, руководство российской адвокатуры очень мало делает для того, чтобы адвокатов не обижали все кому не лень. Поэтому для работы адвокатом надо очень любить людей и быть настроенным на помощь только ради того, чтобы увидеть благодарные глаза. Если вы пришли в адвокатуру, чтобы хорошо зарабатывать, то, во-первых, этого с вами не случится: «бодливой корове Бог рогов не дает». Во-вторых, вы рискуете через несколько лет работы стать либо циником, либо алкоголиком. Но если вы настроены помогать людям, тогда вы выбрали одну из наилучших профессий.

Адвокат Правительства

В 1993 году фирма «Московские юристы» была преобразована в адвокатское бюро «Барщевский и Партнеры», которое Вы возглавляли вплоть до 2001 года. Чем было вызвано Ваше желание перейти из адвокатуры на госслужбу?

Когда я в 2001 году принял решение работать в Правительстве РФ, друзья в очередной раз крутили пальцем у виска. Ведь «мода» на госслужбу появилась гораздо позднее, в 2004-2005 годах, а тогда еще никто не понимал, зачем успешному адвокату так резко менять свою жизнь. А мне в тот момент было просто интересно, что такое госслужба, как там все устроено. И были большие амбиции, что, может, на этой работе я смогу что-то исправить, улучшить. В рамках адвокатуры я на тот момент времени уже добился всего, чего можно было добиться. Как пел Высоцкий, «Я себе уже все доказал». Но, должен Вам сказать, что ностальгия по адвокатской деятельности есть у меня до сегодняшнего дня.

Вы стали первым Полномочным представителем Правительства РФ в КС РФ, ВС РФ и ВАС РФ. Вы каким-либо образом участвовали в принятии решения об образовании новых должностей?

До 2001 года должность Полномочного представителя Правительства РФ в КС РФ была вакантной. Формально обязанности Полномочного представителя исполнял замминистра юстиции России, но, фактически, в КС РФ он никогда не появлялся. Помню, когда мне предложили занять эту должность, я переспросил: «Это что, адвокат Правительства РФ?», и только когда получил положительный ответ, понял, что мне это может быть интересно.

А уже через полгода работы Полномочным представителем Правительства РФ в КС РФ я решил, что было бы правильным, если бы во всех Высших судах была такая должность и занимал ее один человек. Тогда юридическая позиция Правительства РФ была бы единой. Когда я высказал это предложение, руководство Правительства РФ посчитало его правильным и согласилось со мной. Вот так образовалась самая длинная должность в стране: «Полномочный Представитель Правительства России в Конституционном Суде Российской Федерации, Верховном Суде Российской Федерации и Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации» [С 6 августа 2014 года – «Полномочный Представитель Правительства России в Конституционном Суде Российской Федерации и Верховном Суде Российской Федерации «. – Ред.].

Выступая в Высших судах от имени Правительства РФ, Вы согласовываете с кем-либо свою позицию?

Позиция Правительства РФ формируется на основании мнения федеральных органов исполнительной власти, которые имеют отношение к заданной теме. Это, как правило, Минюст России, Минэкономразвития России, МВД России, ФМС России, Минфин России и т.д. в зависимости от того, вопрос какой направленности рассматривается. Но очень часто бывает так, что у всех этих ведомств разная точка зрения. Вот тогда формирование позиции Правительства РФ – исключительно моя прерогатива. Если вопросы имеют сложный характер (экономический, политический, социальный), я обсуждаю их с курирующим вице-премьером, руководителем аппарата или его заместителем. При необходимости для устранения противоречий между ведомствами может проводиться согласительное совещание, тогда окончательное решение остается за курирующим вице-премьером.

Первое время такие обсуждения происходили довольно часто, а сейчас мне все реже приходится «продавливать» позицию, противоречащую совокупному мнению федеральных органов исполнительной власти. Ну и конечно, мне очень помогает правовой департамент Правительства РФ. В этом отношении у нас достаточно командная работа.

Будучи госслужащим, Вы позволяете себе довольно свободно высказываться о некоторых законопроектах и судебных процессах. В частности, Вы подвергли критике законопроект о запрете курения в общественных местах,»Закон Димы Яковлева» и процесс по делу Pussy Riot. Не боитесь озвучивать свою точку зрения, когда она не совпадает с мнением власти?

Бывает по-разному, и в каких-то вопросах я, наоборот, еще больший консерватор, чем власть. Я же борюсь не против власти – я просто имею свое видение по каким-то вопросам, и иногда это видение не совпадает с доминирующей точкой зрения. Ну когда принимается закон, который заведомо не будет исполняться – это неправильно. Мы не должны выпускать документ, исполнение которого не можем обеспечить, иначе мы поспособствуем порождению правового нигилизма. Возьмите, например, законодательный запрет на разговоры по мобильному телефону за рулем автомобиля без гарнитуры. Если выйти на улицу и посмотреть, то станет понятно, что из пяти водителей трое его нарушают. Значит, государство должно либо обеспечить исполнение этого закона, то есть установить на каждый автомобиль видеокамеру либо поставить сотрудника ГИБДД у каждого светофора, либо отменить этот закон.

Юриспруденция – не цель, а инструмент

Ни для кого не секрет, что Михаил Барщевский был автором и ведущим ряда телевизионных программ, например, «Знаешь ли ты закон?», «Сударь». С чего начался Ваш путь на телевидении?

Все началось в 1984 году, когда появилась передача «Родительский день – суббота» – первая и единственная, которая выходила на советском телевидении в прямом эфире. В студии сидели психолог, юрист, педагог, и люди звонили со всего Советского союза по телефону и задавали вопросы относительно воспитания детей, семейного права, школьной психологии, образования, а наши эксперты на эти вопросы отвечали. Эта передача длилась два года и популярность ее была такова, что когда люди в письме указывали адрес «Москва. Барщевскому», письма до меня доходили. С тех пор меня стали приглашать в разные телевизионные проекты.

Наверное, для большинства людей нашей страны Михаил Барщевский в первую очередь ассоциируется с Клубом знатоков «Что? Где? Когда?». На протяжении долгих лет Вы были независимым арбитром, хранителем традиций, капитаном команды данного клуба, сейчас являетесь членом Совета старейшин. Как эта передача повлияла на Вашу основную деятельность?

Можно сказать, что отрицательно. Когда я впервые туда попал, я был адвокатом. С появлением популярности в Клубе знатоков «Что? Где? Когда?» зритель начал воспринимать меня исключительно как шоумена, у которого можно попросить автограф, совместную фотографию, но не доверить ему судебную тяжбу. Поэтому с точки зрения привлечения клиентуры после участия в передаче доверителей больше не стало. Тем не менее, Клуб знатоков для меня – одно из самых любимых хобби.

Вы преподаете в Московском государственном юридическом университете имени О.Е. Кутафина, а некоторое время тому назад заведовали кафедрой «Адвокатура и нотариат» Московского института экономики, политики и права. Что Вас привлекает больше: преподавание или наука?

Наука. Вообще сегодня я преподаю мало, мне это не очень интересно. Но я с удовольствием провожу мастер-классы и работаю с аспирантами, то есть взаимодействую с людьми, которые понимают, что они делают.

С 1985 года Вы перестали вести уголовные дела и определили себя как бизнес-адвокат. Ваши знания бизнес-процессов помогли Вам возглавить Экспертный совет при уполномоченном по защите прав предпринимателей и Московскую Международную Бизнес-Ассоциацию?

Я неплохо знал и понимал корпоративное право периода первых кооперативов, но современный бизнес очень от него отличается. Сегодня я едва ли могу сказать, что разбираюсь в бизнесе. Я никогда не был вовлечен в бизнес, у меня нет никаких корпоративных связей и корпоративных обязательств перед кем бы то ни было. Думаю, что из-за этого мне и были предложены две эти позиции.

Михаил Юрьевич, Вы на протяжении восьми лет (с 1983 по 1991 год) были членом КПСС. Никогда не было желания изменить юриспруденции в пользу политики?

Как я стал членом КПСС – это отдельная смешная история. Я тогда просто не мог им не стать. В 1983 году мой однокурсник встретил меня в коридоре и спросил, иду ли я на партсобрание. Я ответил, что не иду, так как не являюсь членом партии. «Меня не примут в партию, я же служащий», – пояснил тогда я. Через три дня из Райкома партии КПСС поступил звонок: «Немедленно принять Барщевского».

Больше я в партиях не состоял и состоять не намерен. Но иметь членство в партии совсем не обязательно для того, чтобы заниматься политикой. Юриспруденция – наука общественная. Поэтому любой юрист, догадывается он об этом или нет, занимается политикой, когда реализовывает на практике конституционные права и свободы человека и гражданина, обеспечивает их исполнение. Юрист по определению политик.

Вы освоили огромное количество юридических профессий: адвокат, представитель Правительства РФ, преподаватель, ученый. Какая из них Ваша самая любимая?

Адвокат. Но все дело в том, что между адвокатом и представителем Правительства РФ в Высших судах я особой разницы не вижу, за исключением того, что, как я шучу, раньше было много клиентов, а сейчас один, но очень сложный и капризный.

Назовите три личностных качества, которые позволяют стать успешными на юридическом поприще.

Первое – отсутствие самодовольства. Второе – наличие здорового тщеславия. И третье – сострадание, любовь к людям, стремление им помочь. Причем это в равной степени касается и адвоката, и прокурора, и судьи, и следователя, и корпоративного юриста. Служение любого юриста – не под себя подгребать, а помогать.

Вы – автор множества книг, в том числе рассказов, романов, пьес. Я знаю, что даже в Ваших художественных произведениях правовым вопросам посвящена не одна страница (например, в романе «Защита против, или Командовать парадом буду я!» Вы описали многие свои дела). Скажите, Вы мыслите свою жизнь без юриспруденции?

Нет. Для меня юриспруденция сегодня стала частью культуры. Я воспринимаю право не как предмет моей деятельности, а как инструмент достижения цели. И хоть я не сторонник правового идеализма и не считаю, что при помощи права можно решить все проблемы, но вместе с тем я знаю наверняка, что без права нельзя решить ничего.

Документы по теме:

Материалы по теме:

Сергей Пашин: «Работая, мы молимся»
Федеральный судья в почетной отставке, к. ю. н., заслуженный юрист РФ, член-корреспондент Международной академии информатизации, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, профессор НИУ ВШЭ.

Чем адвокат отличается от юриста и кому лучше доверить решение своих проблем 0

Для тех из нас, кто не часто сталкивается с системой правосудия, слова «адвокат» и «юрист» означают примерно одно и то же. На практике же между ними есть существенные различия, которые касаются правовых возможностей и ответственности перед клиентом.

Каждый адвокат – это изначально юрист, но не каждый юрист может называть себя адвокатом. Между ними примерно такая же разница, как между хирургом и рядовым врачом. От первого требуется более высокая квалификация, чем от второго.

«Хотя иногда у юриста может быть квалификация выше, чем у адвоката. Например, у юриста может быть докторская степень, а у адвоката «старая» степень бакалавра, приравненная нынче к магистру», — говорит адвокат Евгений Твердохлебов.

Познания адвоката в юриспруденции обеспечиваются государством: он обязан регулярно проходить дополнительное обучение, а в начале своей карьеры сдать серьёзные экзамены, и пройти двухгодичную практику под надзором опытных коллег. После этого необходимо снова сдать экзамены, если он захочет стать присяжным адвокатом. Плюс к этому юрист, называющий себя адвокатом, в обязательном порядке должен быть членом Эстонской Адвокатуры. В отношении юриста таких требований не установлено.

Таким образом, перед каждым выпускником кафедры правоведения стоит выбор:

проходить или нет дополнительную подготовку для работы адвокатом, судьей, прокурором, судебным исполнителем или банкротным управляющим.

«Адвокат должен быть магистром правоведения, это установлено законом, — говорит адвокат Евгений Твердохлебов. – Кто такой юрист – однозначно сказать сложно. Знаю случай, когда на должности юриста в фирме работал человек без высшего образования».

Юристом может называться как человек с юридическим образованием, который работает в совершенно другой области, так и тот, кто занимается характерной для юриспруденции деятельностью, но не имеет соответствующего образования. И если адвокат обязан регулярно повышать свою профессиональную квалификацию, то у юриста такой обязанности нет.

Право выбора за клиентом

Если все вышеперечисленное скорее важно для самого юриста и того, как он спланирует собственную карьеру, то для клиента важны более практические аспекты. В принципе, каждый сам волен выбирать, к кому обращаться за помощью. Но все же стоит учесть основные моменты, если вам нужна помощь профессионала.

«Главная разница – ответственность перед клиентом, — поясняет Евгений Твердохлебов.

– Ответственность адвоката перед клиентом устанавливается законом об адвокатуре. При этом сам адвокат и адвокатское бюро отвечают перед клиентом солидарно. А ответственность юриста и юридического бюро никаким отдельным законом не регулируется».

Второй важный момент: юрист не имеет права представлять клиента в Госсуде. То есть вы можете нанять лучшего юриста, который напишет гениальную кассационную жалобу, но суд ее просто не примет. Также полиция или прокуратура могут не допустить неадвоката до защиты в досудебном следствии, но для этого должны быть серьёзные основания, так как это ущемляет права человека самому выбирать себе защитника.

Представьте ситуацию, когда вы нанимаете юриста, и в процессе дела появляется необходимость обратиться в Госсуд. Так или иначе, но придется нанимать и присяжного адвоката, а это и двойные материальные затраты, и потерянное время.

Беспризорные юристы

Есть и другие моменты, которые не решить без помощи адвоката. «Адвокат может быть примирителем, может заверять копии документов, может быть банкротным управляющим. У юриста таких прав нет, — говорит Евгений Твердохлебов. – Кроме этого, адвокатом не может быть осуждённый за умышленное преступление. Для юриста это не обязательно, то есть им может стать даже осужденный за убийство, кражу или мошенничество человек».

Кроме того, адвоката и адвокатское бюро нельзя обыскивать в связи с профессиональной деятельностью,

а юридическое бюро и работающего там юриста – можно. Адвокату, которого допрашивают в качестве свидетеля, нельзя задавать вопросы, касающиеся сведений, полученных в результате его профессиональной деятельности. Более того, адвокат не имеет права давать такие сведения. Юристов же можно допрашивать, требовать от них объяснений, и они обязаны говорить правду.

«С точки зрения клиента, у юриста нет никаких преимуществ. Даже цена на услуги у адвоката бывает ниже, — утверждает Твердохлебов. – Для самого же юриста преимущество в том, что над ним нет надзирательного органа и обременительных обязанностей».

В Эстонской Адвокатуре на данный момент зарегистрировано 872 адвоката. «Не все юристы стремятся стать адвокатами, а только те, кто «созрел» для этого. Я, например, оказываю юридическую помощь еще с 2000 года, а стал адвокатом только в 2013-м. Это как заключение брака. Есть ли статистика, сколько живущих вместе заключают брак?» — поясняет адвокат.

История из жизни

Поскольку за деятельностью адвокатов осуществляет надзор адвокатура, то клиент всегда может обратиться туда с жалобой, и ее рассмотрение будет бесплатным. Кроме этого, адвокат не имеет права оказывать юридические услуги лицу, чьи интересы противоречат интересам клиента. Юристу же это не запрещено. При нарушении профессиональных стандартов адвокат потеряет свой статус, а юрист – нет.

С неприятной ситуацией столкнулась Анна, которая прежде, чем обратиться к адвокату, заплатила больше 300 евро двум юристам.

«У нас шли и до сих пор идут разбирательства с квартирным товариществом, — рассказывает женщина. –

Я долго искала грамотного юриста. В итоге нашла через знакомых одну женщину.

При встрече она посмотрела документы, записала телефон товарищества, сразу выставила счет на 175 евро. Я его оплатила и несколько дней ждала звонка. Потом случайно встретила председателя нашего товарищества вместе с этой же женщиной. Оказывается, юрист, получив от меня все сведения и деньги, позвонила в товарищество и уже на следующий день оказывала услуги им. После этого я обратилась к другому юристу, которая взяла 150 евро, но безрезультатно. И только затем я нашла адвоката, который действительно мне помогает».

В данном случае недобросовестные юристы могут остаться безнаказанными. «Анна может обратиться в суд, если сможет доказать, как все было на самом деле. Но для этого ей опять же потребуется помощь юриста или адвоката», — говорит Твердохлебов.

Лучше не значит дороже

Принято считать, что услуги адвоката дороже услуг юриста. «Цены определяет рынок. Их сложно сравнить. В некоторых решения Госсуда упоминается, что разумной ценой за услуги адвоката считается 110-130 евро в час», — говорит Евгений Твердохлебов.

Для сравнения: в юридическом бюро часовая консультация стоит в среднем 85 евро.

Так что, если вы вдруг столкнетесь с необходимостью обратиться к юристу или адвокату, то для начала оцените ситуацию. Вполне возможно, что и помощи юриста вам будет достаточно, а может быть, лучше обратиться к адвокату.

Адвокат правительства это

Термины и определения

Нормативные документы в сфере обследования зданий и сооружени

Проведение обследование сооружений и зданий

Экспресс-рецензирование заключений автоэкспертизы

Оценка ущерба при ДТП

Экспертиза обстоятельств ДТП

Технико-криминалистическая экспертиза документов

Экспертиза давности создания документа

Экспертиза объемов и стоимости строительно-монтажных работ

Экспертиза качества строительных и ремонтных работ

Оценка стоимости незавершенного производства при консервации строительных объектов или возобновлении их строительства

Экспертиза проектно-сметной документации

Анализ факторов фактического удорожания стоимости строительства

Экспертиза затрат по видам ремонтов и капитального строительства

Определение размеров ущерба недвижимому имуществу

Установление авторства предметов искусства

Установление культурной, художественной, научной, исторической ценности предметов искусства, предметов старины, оружия, объектов недвижимого наследия и др.

Выявления отдельных свойств предметов искусства (стиль, жанр, время создания, подлинность и др.)

Экспертиза лотерейного оборудования и экспертиза игорного оборудования

Адвокаты возмущены постановлением правительства о повышении их заработка

Правительство единолично приняло решение о повышении заработка адвокатов по назначению, нарушив при этом принципы социального партнерства и проигнорировав нюансы, на которые обращало внимание адвокатское сообщество. Об этом «Солидарности» рассказал исполняющий обязанности председателя профсоюза адвокатов России Григорий Абуков.

По словам главы профильного профсоюза, 11 октября на сайте правительства опубликовано постановление, в котором приведены обновленные цифры заработка адвоката за один рабочий день. В то же время предложение Министерства юстиции, на базе которого разработано данное постановление, не было рассмотрено на заседании Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (РТК). И это несмотря на то, что документ обсуждался рабочей группой РТК и предполагалось обязательное обсуждение на заседании комиссии.

— Это вопиющее нарушение норм социального партнерства, – полагает Григорий Абуков. – В ходе переговорного процесса, что называется, «без объявления войны», просто публикуется документ, согласованный правительством. Несмотря на то, что представителям Минюста были прекрасно известны претензии к проекту данного постановления и вокруг него велись известные споры (подробнее об этом – читайте в материалах «Защитники защитников» и «Адвокаты ждут повышения». – Прим. А..К.).

По словам Абукова, в опубликованном на сайте правительства постановлении сохранились противоречия, против которых высказывался как отраслевой профсоюз, так и общий съезд адвокатов, состоявшийся в прошлом году. В частности, речь идет о сохранении «вилки» в оплате труда рабочего дня адвоката.

— Получается, что определять, сколько конкретно получит адвокат за свою работу, будет судья. Это прямое нарушение принципа самостоятельности института адвокатуры. Одна из сторон судебного процесса принимает решение об оплате труда другой стороны. Это совершенно неправильно, нелогично и дает широкие возможности для коррупционных схем, – уверен глава профсоюза.

Претензии есть и к самим суммам, прописанным в правительственном документе. Так, доведение минимального порога оплаты за день адвокатской работы до 1,5 тыс. рублей предполагается лишь к 2021 году, тогда как в процессе переговоров профсоюз настаивал на введении такой оплаты с 2019 года.

— Все это повод для серьезного разбирательства и соответствующих жалоб. Все это я объявлю на съезде нашего профсоюза 12 октября и в ходе следующего заседания РТК, – отметил Григорий Абуков.

Детализирован расчет гонораров адвокатов по назначению

Глава Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал постановление, которым устанавливаются размеры гонораров адвокатам по назначению, участвующим в гражданских и административных делах, а также корректируется порядок их расчета адвокатам по назначению, задействованным в уголовном процессе. Этот документ размещен на портале официального опубликования.

Согласно документу, размер вознаграждения адвоката, участвующего по назначению суда в гражданском или административном судопроизводстве, устанавливается в таких же пределах, в каких оно предусмотрено для адвоката, участвующего по назначению в уголовном процессе.

Так, плата за один рабочий день участия должна быть не менее 550 руб. и не более 1200 руб., в ночное время – не менее 825 руб. и не более 1800 руб. За один день участия, являющийся нерабочим праздничным или выходным днем, включая ночное время, – не менее 1100 руб. и не более 2400 руб.

Также прописывается, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, будет учитываться время, затраченное им, в частности, на посещение подзащитного в СИЗО или психиатрическом стационаре, а также на изучение материалов дела.

При определении суммы вознаграждения адвоката по назначению, занятого в гражданском или административном судопроизводстве, подлежит учету время, затраченное им на оказание юрпомощи, согласно ГПК или КАС РФ, при условии ее документального подтверждения.

Время занятости адвоката будет исчисляться в днях, когда он был фактически занят выполнением поручения по конкретному уголовному делу, в том числе в нерабочий праздничный или выходной день либо ночное время. При этом, если адвокат в течение дня выполнял поручения по нескольким уголовным делам, вопрос об оплате его труда должен решаться по каждому делу в отдельности. Аналогичный принцип расчета будет действовать и при исчислении времени занятости адвоката по назначению в гражданском и административном судопроизводстве.

В документе также отмечается, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего как в уголовном, так и в административном или гражданском процессе, будет учитываться сложность дела, в частности его подсудность (рассматривается ли оно в качестве первой инстанции субфедеральным судом), количество и тяжесть вменяемых преступлений, число фигурантов, объем материалов и другие обстоятельства.

С текстом постановления Правительства РФ от 4 февраля 2016 № 64 «О внесении изменений в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

Минюст предлагает постепенно увеличить ставки оплаты труда защитников по назначению

В 2019 г. предлагается повысить ставки до 900–1550 руб., а в 2021 г. – до 1500–2150 руб. за день участия в уголовном судопроизводстве, при этом предусмотрены повышенные ставки в ночное время и выходные

Министерство юстиции РФ опубликовало для общественного обсуждения проект постановления Правительства России «О внесении изменений в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации». Проект подготовлен во исполнение поручения Президента РФ проработать вопрос повышения оплаты труда адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в порядке ст. 51 УПК РФ.

В качестве обоснования повышения ставок Минюст, в частности, указал, что сейчас примерно в 70% уголовных дел, к участию в которых адвокат привлекается в порядке ст. 51 УПК РФ, его труд оплачивается по минимальной ставке в 550 руб., а после уплаты обязательных налоговых и социальных платежей и адвокатских взносов доход защитника может опускаться ниже уровня прожиточного минимума, установленного в регионе.

Документ предусматривает постепенное увеличение ставок за день участия в уголовном судопроизводстве по назначению:

с 2019 г. – не менее 900 руб. и не более 1550 руб., а в ночное время – в размере не менее 1175 руб. и не более 2150 руб.;

с 2020 г. – не менее 1250 руб. и не более 1900 руб., а в ночное время – в размере не менее 1525 руб. и не более 2500 руб.;

с 2021 г. – не менее 1500 руб. и не более 2150 руб., а в ночное время в размере не менее 1775 руб. и не более 3025 руб.

При этом предусматривается повышенный размер вознаграждения в выходные и праздничные дни:

с 2019 г. – не менее 1450 руб. и не более 2750 руб.;

с 2020 г. – не менее 1800 руб. и не более 3100 руб.;

с 2021 г. – не менее 2050 руб. и не более 3350 руб.

Как сообщалось ранее, поручение Президента РФ было дано 6 апреля, после того как президент ФПА РФ Юрий Пилипенко направил Владимиру Путину обращение в связи с появлением коллективного письма адвокатов главе государства.

В своем обращении Юрий Пилипенко обратил внимание Владимира Путина на сложившуюся ситуацию с ненадлежащим обеспечением конституционных положений о праве граждан на квалифицированную юридическую помощь и на возможность ее бесплатного получения.

«Одним из проявлений этой проблемы является невыполнение обязательств по финансированию этого направления деятельности Российской Федерации как социально ориентированного государства», – говорится в обращении президента ФПА РФ. Он также информировал, что более подробное изложение ситуации содержится в прилагаемом обращении адвокатского сообщества, под которым через сайт ФПА РФ подписались десятки тысяч российских адвокатов.

Напомним, коллективное обращение адвокатов к Президенту РФ было инициировано Адвокатской палатой Ивановской области в январе 2018 г. В документе подчеркивалось, что российская адвокатура в полном объеме выполняет принятые на себя обязательства и оказывает юридическую помощь малоимущим гражданам в каждом случае, когда такое требование поступает от органов дознания, органов предварительного следствия или суда. При этом принимаются все необходимые меры по обеспечению своевременности и надлежащего качества такой помощи.

Уже в июне первый заместитель Председателя Правительства РФ – министр финансов РФ Антон Силуанов в ходе выступления в Совете Федерации сообщил, что Минфин готов на увеличение ставок при наличии соответствующего обоснования. «Качество защиты адекватно уровню оплаты. Мы готовы на увеличение вознаграждения. Сейчас будем рассматривать расчеты и после этого примем решение», – заявил Антон Силуанов.

В пояснительной записке к проекту постановления Минюст в качестве обоснования предлагаемых изменений привел сравнительные данные по ситуации с оплатой труда защитников по назначению в настоящий момент.

В частности, указано, что примерно в 70% уголовных дел, к участию которых адвокат привлекается в порядке ст. 51 УПК РФ, труд адвокатов оплачивается по минимальной ставке в 550 руб. «На основании анализа данных адвокатских палат субъектов Российской Федерации, а также обращений адвокатов, поступивших в Министерство юстиции Российской Федерации, можно сделать вывод о том, что среднемесячный доход адвоката по назначению составляет 10 500 руб.», – пояснили авторы проекта, добавив, что после уплаты обязательных налоговых и социальных платежей и адвокатских взносов доход защитника может опускаться ниже уровня прожиточного минимума, установленного в регионе.

«Указанное обстоятельство демонстрирует очевидное несоответствие уровня возложенных на адвокатов государством обязательств по реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи уровню достойного финансового обеспечения адвокатской деятельности», – отмечено в пояснительной записке.

Кроме того, Минюст применил довод, который неоднократно высказался со стороны ФПА РФ, о том, что ставки оплаты труда иных профессиональных участников судопроизводства являются более высокими, чем размер оплаты труда адвокатов. В частности, приведен пример, что средний ежедневный заработок переводчика, участвующего в уголовном судопроизводстве, составляет 5600 руб.

В пояснительной записке проводится сравнение и с минимальными дневными ставками, установленными региональными адвокатскими палатами, за участие в уголовном деле по соглашению с доверителем: так, в Амурской области минимальная ставка за день работы адвоката на предварительном следствии составляет 4000 руб., в Иркутской и Самарской областях – 6000 руб., в Кировской и Сахалинской областях – 10 000 руб., в Ненецком автономном округе – 15 000 руб.

Кроме того, указано, что вознаграждение адвокатов по назначению в России несоизмеримо также и с международными стандартами оплаты труда. «Так, согласно рекомендациям Международной Организации Труда минимальный почасовой уровень оплаты труда должен составлять не менее трех долларов в час. К примеру, средняя стоимость 1 часа труда в странах Европейского Союза составляет 23,1 евро, в США минимальная почасовая оплата труда удерживается на уровне 7 долларов», – следует из сведений Минюста.

Также проект сопровожден подробным финансово-экономическим обоснованием предлагаемых изменений, в котором приведенные в пояснительной записке данные проанализированы более глубоко. В документе имеются и альтернативные варианты повышения ставок: по сопоставимости с размером оплаты труда следователей и прокуроров, других профессиональных участников уголовного судопроизводства, а также со средней стоимостью юридических услуг на рынке. «Сравнительный анализ данных, полученных по альтернативным вариантам, показывает, что принятие предлагаемого решения является экономически целесообразным», – заключают авторы проекта постановления.

Общественное обсуждение проекта постановления продлится до 3 августа 2018 г.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что появление такого проекта – это, безусловно, радостное известие для всех российских адвокатов.

«Проблема нищенской, унизительной оплаты труда адвокатов по назначению приобретает откровенно острый, дискриминационный и даже негуманный характер. Поэтому мы, конечно, рады», – сказал он.

Юрий Пилипенко добавил, что, как показала ситуация, позицию адвокатуры о необходимости повышения базовой ставки защитника по назначению до 1500 руб. за день участия в уголовном судопроизводстве поддерживают многие представители государственной власти: «Это и Президент страны, и два вице-премьера, в том числе министр финансов Антон Силуанов, и председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас, и министр юстиции Александр Коновалов, заместитель министра юстиции Денис Новак и другие его заместители». В то же время, сообщил президент ФПА, против этой инициативы выступает один из заместителей министра финансов, который, «по-видимому, издеваясь над здравым смыслом, предлагает повысить ставки в соответствии с уровнем инфляции, то есть примерно на 20 руб.».

«Подготовка Минюстом проекта постановления Правительства – это очень хорошая новость. Однако надо понимать, что еще не все решено. Но мы надеемся, что в конечном итоге справедливость восторжествует», – заключил Юрий Пилипенко.

Смотрите еще:

  • Сколько будет материнский капитал 2012 Размер материнского капитала в 2013 году составит более 408 тыс рублей МОСКВА, 18 сен - РИА Новости. Размер материнского капитала за рождение второго и последующих детей в 2013 году […]
  • Норматив потребления тепловой энергии на отопление в ростове Тарифы и нормативы потребления коммунальных услуг, установленные РСТ РО (Региональной службой по тарифам Ростовской области) С 1 июля 2018 года по 31 декабря 2018 г. у жителей г. […]
  • Гос выплата за рождение второго ребенка Детские пособия Какие пособия получает женщина в России при рождении ребенка в 2018 году? Общий их перечень на федеральном уровне установлен законом от 19.05.1995 № 81-ФЗ «О […]
  • Признаки которыми не обладает судебная власть Признаки которыми не обладает судебная власть 1. Понятие, признаки и функции судебной власти в РФ Исходя из принципа разделения власти Конституция РФ относит судебную власть к […]
  • Документы на возврат 13 с учебы Получение налогового вычета на обучение через работодателя До 1 января 2016 года единственным видом вычета, который можно было получать у работодателя (а не через налоговый орган), был […]
  • Сколько можно удерживать из зарплаты на алименты Удерживаем из зарплаты по инициативе работника Удержания по инициативе организации или исполнительному листу По общему правилу, из зарплаты работника можно удерживать не более 20% (ст. 138 […]
  • Федеральная выплата при рождении второго ребенка 2018 Кому положены детские пособия Российским законодательством установлено множество видов пособий. Они положены семьям с детьми в разные периоды жизни, при наступлении определенных условий и […]
  • Ввод в эксплуатацию жилого дома не требуется Как ввести в эксплуатацию объект индивидуального жилищного строительства? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо […]

Комментарии запрещены.